mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Categories:

Вилье-лё-Бель

Я ничего об этом писать не собиралась. Но мне bgmt сказал, что нас с tarzanissimo всуе помянули во France_ru. Я туда никогда не хожу, но уж тут заглянула.

http://community.livejournal.com/france_ru/330343.html

Отвечать там я не буду. Я стараюсь не ходить туда, где Стило пасётся. Я не ассенизатор. Мало того, если до сих пор есть люди, которым то, что пишет Стило представляется нормальным, я их переубеждать не буду – бессмысленно.

Щёлкать по ссылкам, ведущим в журнал Стило, чтоб узнать, что она в очередной раз сказала, тоже не буду.

Я и к Холмогорову и Крылову не хожу, и к лж-пионеру тоже.

За событиями я следила в данном случае очень внимательно.



Вкратце.

Как я относительно недавно узнала, а могла бы и раньше, если б внимательней читала в том числе и художественную литературу, стычки полиции с пригородными бандами – во Франции дело очень давнее. До войны похлеще бывало. Пригороды всегда были местом, где жил низший класс, и где было много недавних иммигрантов, которые по крайней мере с начала 20-го века вливались во натурально французский низший класс и постепенно стали в нём большинством.

До войны это были прежде всего итальянцы и поляки. Банды были, стычки с полицией были, всё как положено.

Сейчас источником низшего класса служит северная Африка, просто Африка, отчасти Португалия, отчасти Румыния. Албанцы до нас не доезжают, остаются в Италии.

С работой для низшего класса плохо – в силу уничтожения конвейеров и ухода из Парижа заводов, немалое число людей уже давно без неё остались. Неработающие необразованные люди, живущие на пособие, позволяющее иметь крышу над головой и еду, естественно, составляют среду социального неблагополучия. Если они скучены в одном месте, возникает зона социального неблагополучия. Вот неплохая статья для читающих по-французски. http://www.lemonde.fr/web/article/0,1-0@2-823448,36-983898@51-982356,0.html

Наиболее сильные (приспособленные к жизни люди – умные, способные, волевые) из этой зоны вырываются и часто вспоминают жизнь в ней, как страшный сон. Чтоб вырваться, необходима воля. И уж не родителям, живущим на пособие, воспитывать волю у детей.

В этих городках очень часто отличные мэры – честные люди, готовые тратить силы на попытки что-то изменить. Для того, чтоб изменить, нужны деньги. Деньги на школы с очень маленькими классами, деньги на то, чтоб расселить находящиеся в ужасающем состоянии дома, на кружки, клубы, на уличных воспитателей. Эти деньги мэриям неоткуда взять, обычно часть местного бюджета берётся от налогов, которые платят предприятия, но эти городки брошены, нет там промышленности.

После 2005-го года было много обещано, но мало сделано. Скажем, обещали привлечь в эти пригороды промышленность налоговыми льготами, не сделали.

Ещё одна очень большая глупость, в которой повинен лично Саркози. Когда он был министром внутренних дел, он устранил police de proximité, местных участковых, которые с мальчишками в футбол гоняли и всех знали. Он, надо полагать, боялся коррупции, а вышло вон как – полиция, в которой, в основном, молодые ребята без большого опыта, заняла привычное в жизни и в головах место – место врага.

Ну, и ещё одно. Если детьми не занимается общество, появляются торговцы наркотиками, вербуют, у подростков возникает возможность получить сразу кучу денег, ездить на шикарных машинах, а полиция начинает бояться появляться в таких кварталах – зачем им лишние неприятности.

В результате, жители с обидой и злобой говорят, что когда надо, полиции не дозовёшься, и они только и приезжают, чтоб гадость сделать.

В данном случае погибли двое мальчишек. Кстати, не шпана, нормальные ребята – один учился на булочника, другой на водопроводчика.

Погибли несомненно по собственной вине. Те, кто носится на этих крошечных мотороллерах без номеров (тарзаниссимо их называет пердотукалками) со скоростью 70 километров в час без шлемов, я думаю, имеют не слишком большую ожидаемую продолжительность жизни.

К несчастью, они впилились в полицейскую машину...

В скобках

По глупости жители городка, включая, взрослых, не понимают, что за езду без шлемов надо штрафовать безжалостно – что ж такого, каждый день ребята без шлемов ездят, и ничего, а тут полиция пристала. Это если принять непроверенную пока и недоказанную версию, по которой полицейские до столкновения с этими ребятами уже разговаривали и велели без шлемов на глаза больше не попадаться (если это так, должны были, на мой взгляд, забрать игрушку сразу и не отдавать, пока в шлемах не придут), подростки из городка говорят – «ну, конечно, теперь начнут кампанию против этих мотороллеров» (я буду счастлива, если начнут, но боюсь, не начнут ни фига). Правда, уклоняясь в сторону, наверно, это нормально, что немалой части подростков для нормального функционирования необходим риск – и если не мотороллеры, так что-нибудь другое. Трамвайная колбаса в 30-ые годы.

Так или иначе, после гибели детей, в которой городок обвинил полицию (отчасти потому, что она заведомый враг, отчасти потому, что очень хочется, просто необходимо кого-то обвинить – так люди устроены), начались безобразия. Две ночи продолжались. С перерывом на день. Видимо, в темноте кидаться камнями в полицейских сподручней, и жечь в темноте интересней.

Наверняка были взрослые бандитские зачинщики, воспользовавшиеся случаем, и была уйма просто балбесов, которые по подростковой глупости, по романтичности войны с полицией, приняли в этом участие.

Полицейские, по-моему, большие молодцы – никого не убили, не искалечили, не избили.

Несколько человек поймали на месте и быстро приговорили к разному числу месяцев тюрьмы. Самый длительный срок, если я правильно помню, 20 месяцев. За то, что швырял коктейль Молотова в охранника у мэрии.

Многие адвокаты считают, что судили слишком жёстко и слишком поспешно. У меня нет определённой точки зрения. Вот два мальчишки получили по три месяца за ящики конфет и прочего добра из разгромленного магазина. У них не было никаких приводов в полицию до того. Одному 18, другому 19, выглядят по словам корреспондента «Монда», на 15-16. Младший рыдал и маму звал, когда его осудили. Кричал: «что же со мной теперь будет»

Чёрт его знает. Тюрьма это всё-таки школа преступников. С другой стороны 3 месяца – это не очень долго, и, может, и не так страшно, а останется ужас перед попаданием в такую ситуацию. Не знаю. Лучше б, конечно, общественно-полезный труд какой-нибудь в качестве штрафа.

Родители одного из погибших мальчишек из Сенегала, у другого из Марокко, у попавших в тюрьму братьев имена абсолютно французские – один, кажется, Седрик, а второй Жан-Марк, или что-то в этом духе. Фамилий «Монд» не привёл. Уж не знаю, откуда их родители родом, но они никак не могут быть мусульманами, раз у детей такие имена.

Очень надеюсь, что что-то сейчас в отношении неблагополучных пригородов сдвинется. По нескольким направлениям. Надеюсь, что будет закон, по которому любая, хоть самая небольшая подработка к пособию станет выгодной (не будут уменьшать пособие). Но нужно, чтоб была эта работа. ПТУ нужны, всяческое образование-воспитание. Дома эти ужасные расселять надо, про это тоже говорят. Мэры опять просят police de proximité.

Надо сказать, что когда я вечером возвращаюсь домой, еду через нормальные пригороды, и ровно такие подростки, чёрные, северо-африканские, в автобусе уступают мне место, когда я пытаюсь читать, за что-нибудь уцепившись, делается очень обидно за те брошенные пригороды. А напротив нашего удешевлённого дома клубик, и там всегда что-нибудь – я прохожу мимо и смотрю в окно на аэробику, танцы – это в зале, а в других комнатах кружки всякие, и на двери подъезда и на автобусной остановке объявления о том, как предоставив справку о низком доходе, получить практически за бесплатно напрокат компьютер...

Задаёшь себе неизбежный вопрос – а там, в этих прОклятых местах, куда мы никогда не попадаем (зачем?), там всё это есть? И в общем, знаешь ответ, – нету.


С моральной же точки зрения (я это говорила две недели назад, вспоминая пригородные бунты 2005-го) меня безусловно больше возмущают совершенно законные взрослые наглые транспортники-забастовщики, чем идиоты-мальчишки, воюющие с полицией.

Кстати, наверняка из-за забастовщиков были погибшие – если нет транспорта, машин больше, самого опасного – мотоциклов – тоже больше, аварий заведомо больше...
Tags: волнения в парижских пригородах, полемика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 188 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →