mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Клок

Протекает река, медленно, мимо дворцов и статуй, облупленных охряных домов, огромных, почему-то пронумерованных платанов – завивается, петляет, огибает, и опять течёт мимо тех же домов, дворцов, может, ещё сильней облупившихся за сколько-там лет, тех, которые ничто по сравнению с вечностью.

И ребёнок с мамой в автобусе – может быть, недоросший ещё до подростковости нестеровский, а может, из чёрно-белого послевоенного фильма.

Вилла Ада на краю города плавно переходит в лес, уходящий за край карты, за raccordo annulare. В чащобу, в заросли. И почему это парки называются виллами?

За неделю обзаводишься знакомыми собаками. Толстые старые бульдог и такса, встреченные на поляне под пальмой, где они медленно переставляли одышливые лапы, на следующий день были замечены из окна автобуса – в парке с дяденькой, на улице с тётенькой.

Стрижка пальмы, дяденька в люльке чикает здоровенными ножницами.

На нашей улице громадное мимозовое дерево, цыплячьи шарики сыплются на мостовую, на ветровые стёкла стоящих машин. Горький запах откуда-то из чавкающих улиц, тающего снега, восьмого марта.

Странны олеандры без цветов.

Февраль – не зима. Дождик ночью. И опять река. И кричат сытые наглые громадные чайки, под их тяжестью гнутся головы голых мраморных людей.

И личная собственая река завивается кольцами в пространстве.

А может, на оси ординат вечно увеличивающееся время. А пространство – абсцисса. Точки, точки.

Голые виноградники, крадущийся запах дыма. Февральские чахлые железнодорожные маки. Мусор.

Единственный кот на Авентино, в апельсиновом саду, откуда на купола, крыши, башни смотреть – пир. Коты ушли, когда слишком уж чистыми стали дорожки – когда-то тихий и пустой, за полуразрушенной стеной, апельсины кислы почти до несъедобности – сад вошёл в путеводители, почищен, помыт, прекрасен – но не надо трогать облупившуюся охру, не надо освежать и подкрашивать, пусть лупится и тихо стекает. Vecchia, molto vecchia, как сказала нам заоконная старуха в городке Cerveteri в 79-ом году.


Записка на дереве – с фотографией огромного голубого котища (уж не его ли я снимала два с половиной года назад?) – а теперь он погиб, его до смерти закусала чья-то большая собака, незаконно спущенная с поводка в котьем саду. Прокусила ему лёгкое, ветеринар обнаружил следы огромных зубов. В записке на дереве просят, если кто видел негодяйского хозяина собаки, сообщить подробности карабиньери.

Привыкаешь к домам, а потом забываешь адреса. Via Belluno? В олеандрах, жёлто-розовая, недвижно раскинувшаяся в жару, вечером мужики за картами в кафе. Почему кафе называют тут барами? Сумерки за автобусными окнами. Дворцы в стиле модерн.

И устрашающее – всё когда-нибудь будет в последний раз. Хватит ли на всю длину потёмок?

Трава на крыше Пантеона, трава между мокрых блестящих булыжников под ногами.

Что же это за улица мощёная травяная пустая, резко вверх, где-то за задворками Треви? Никогда не запоминала названий, потеряла, не успела найти.

И чужие реки, с которыми пересекаешься всё в тех же сгустках пространства.

Родные чужие и чужие незнакомые.

И телефоны-автоматы на Навоне, то ли я из какого-то лет десять назад звонила, то ли собиралась.

Очень громкий город. Если не скорая помощь, так мотоцикл, а если не мотоцикл, так звон вилок из окна на пешеходной улице.

Живое движется через неживое. Лупись, охра! Неподвижное утро на площади в Трастевере в 79-ом году. Единственное сонное кафе вместо четырёх ресторанов.

Трас-тевере – За-москворечье.

Брешь Роланда – снежный перевал в Пиренеях. Роланд трубил там в рог Олифант, а услышали его только сейчас. Идут и идут, всё спешат на помощь.

И дует, дует, дует, надувая щёки, Тритон с фонтана Треви. И течёт вода.

И всё-таки наука куда положительней искусства. Задаёшь вопрос, ищешь ответ, а не бьёшься об уже сказанные слова.

И всё равно приходишь к флорентийскому синему заднику с белизной облаков.

Апельсины и лимоны, и маслины, и тёплые камни. И чайки, громадные как слоны, на маленьких головках хиловатых статуй – зевают, разевая клювы, сворачивая отсутствующие челюсти.
Tags: Италия, Рим, из окна, пятна памяти
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments