mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Categories:

В честь кроличьей норы, или кто что ест.

В незапамятные времена (в прошлом веке) мы с bgmt имели обыкновение летом ездить в горы - и всегда на северный Кавказ.

Как-то за длинным снежным перевалом Хотю-Тау (который один наш приятель всегда именовал "Хочу-Таню"), и через который надо было переходить, связавшись верёвкой, из-за возможных трещин, мы познакомились с ребятами из Москвы и решили дальше идти вместе.

В группе москвичей была одна девочка, у которой родители жили в Астрахани, и благодаря этому обстоятельству у ребят были обалденно вкусные консервы "уха из осетра". Нам тоже было чем порадовать народ - у нас была банка из-под датского топлёного масла - золотого цвета и с портретом коровы - а в банке  свиной паштет. Походный деликатес изобретения папы одного моего друга. Берёшь фарш из жирной свинины, ставишь на газ - и до упора. Пару месяцев такой паштет не портится.

Ну, прошли мы очередной перевал,  поели в очередной раз свинину с ухой, и тут один из нас сказал, что мечта у него - купить  курицу, и не просто курицу, а живую курицу, чтоб самим её разделать и съесть совсем свеженькой. Прочим участникам идея куроубийства совершенно не пришлась по душе, но Женя (так звали нашего потенциального куроубийцу) сказал, что с курицей справится сам,  и что после обеда из жареной молоденькой курицы мы же его благодарить будем.

Через пару дней на нашем пути оказалось маленькое горное селенье, их в Балкарии называют кошами. На коше был разгар какого-то местного праздника - люди заунывно пели песни, музыкой живее всего напоминающие замечательную песню из фильма "Афоня": "а ты чо, а я ничо, а я влюбился горячо".

Женя отправился на переговоры. Местные жители курицу продать согласились, но только мёртвую. Я думаю, они просто не были садистами.

Мёртвую, но неощипанную. Женя уселся у ручья и принялся за сложное дело. Длилось оно несколько часов - у курицы почему-то оказалось гораздо больше внутренностей, чем мы думали, исходя из знакомства с курицами из магазина.

А потом мы стали её жарить на мощном примусе "Шмель", с которым все тогда ходили в походы.

Жарили-жарили, а она всё не жарилась, всё оставалась твёрдой, как подошва. В общем, наша курица напоминала ту, которой угощали Портоса у госпожи Кокнар и про которую Портос сказал, что уважает старость, но не в жареном виде.

В конце концов, нам надоело, и мы решили, что дожарим бедное животное утром, а на ужин чего другого поедим.

Прикрыли курицу в сковородке крышкой, и камушек сверху для надёжности положили. Сетку с картошкой аккуратно завязали и на сук повесили. Разошлись по палаткам.

Утром глазам нашим предстала следующая картина: чисто вылизанная сковородка, камушек и крышка рядом с ней, пустая, аккуратно развязанная сетка висит себе на дереве, а под деревом стоит симпатичнейший ослик, хвостом помахивает и улыбается до ушей, одобряя завтрак.

Это был второй за лето случай, когда  травоядно-хищниковая классификация определённо давала сбой.

Первый случай был с коровой. Страшный каннибальский случай.

Один наш приятель очень любил суп гороховый с корейкой из пакета. Тот самый приятель, который перевал называл "Хочу -Таню". Может, есть какая-нибудь связь между склонностью переименовывать перевалы и любовью к не очень съедобному супу.

Так или иначе, случилось нам этим супом поужинать - за неимением чего другого. Ну, и не доели мы его.

И вот просыпаюсь я ночью из-за фырканья и шума, вылезаю из палатки и вижу, что любитель горохового супа с КОРЕЙКОЙ Димуля сражается за супные остатки с коровой. Корова мирно ест из котла, а Димулька на неё орёт и топает. Корове, естественно, по фигу - топота и крика она что ли не слыхала?

Через некоторое время Димулю осенило - он схватил фонарик и посветил корове в глаза - тут уж ей ничего не оставалось, как, печально вздохнув, уйти, оставив суп доблестному победителю.

Ещё одна странность в коровьих вкусах была обнаружена, когда однажды мы после дневной прогулки вернулись к палатке и увидели корову, которая мирно доедала наш запас сухарей, заедая сухари индийским чаем со слоном из пачки.

Припасы корова добыла прямо из палатки, разодрав ей бок копытом.

P.S. А вот чего есть нельзя? -  Консервов "рисовая каша со свининой". После того, как их поешь, несколько дней любая мысль о еде вызывает неконтролируемое отвращение. Даже земляники не хочется. И ведь не отравленные консервы, ничего такого. Не заболеваешь, а еда вызывает омерзение. Может быть, можно эти консервы разрекламировать, как средство для похудания.
Tags: звериное, истории, люди
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments