mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

опять об искусстве

В ответ i_shmael на это и на то.

Вчера мы с the_bliu_rabbit попытались что-то сформулировать.

И конечно, запутались ещё больше.

Несколько соображений.

1. Определения искусству никто не дал, и вряд ли оно возможно. Так или иначе, для искусства принципиально важен уровень обобщения и уровень отстранения.

Человек смотрит на дождь. Этот дождь его будоражит, вызывает какие-то ассоциации. Человек пытается об этом сказать. Искусство возникает, когда появляется некоторое «зачем», когда не просто человек описывает или рисует дождь, а в этом описании возникает следующий слой. Дождь приобретает смысл.

Кто-то-там пьёт чай – бытовое действие. Этот же кто-то-там пьёт чай в чеховском рассказе – за бытовым действием возникает смысл.

2. Постоянная путаница происходит из-за того, что говоря «искусство» мы подразумеваем «хорошее искусство». Если решить, что бывает искусство совсем ничтожное, не просто плохое, а идиотское, бездарное, бессмысленное, то можно сильно упростить ситуацию, сказав, что искусством является всё то, что автор называет искусством. Если кто-нибудь отрежет собственный нос (или не нос – по просьбе некоторых воздерживаюсь от нехороших слов) и прибьёт его на стенку, и сообщит, что это искусство, – то искусством нос (или не нос) и будет. В этом понимании искусство – любой предмет, или любое действие, у которого цель – быть искусством.

3. Важный компонент искусства – «всё на продажу». Крамской, рисующий собственную жену чуть ли не у гроба собственной дочери – за любым горем – некое торжество – переход эмоций в великую картину. Или Цветаева, – расставшись с любовником, пишет «Поэму конца».

4. Искусство радикально отличается от науки. Часть проблем в разговорах об искусстве возникает из попыток установить между ним и наукой какую-то связь. В науке проще с объективными критериями и в науке необходимы эксперты. Просто потому, что для того, чтоб понять, о чём научная статья, нужно много лет учиться, а потом работать в соответствующей области. Посторонний человек не понимает языка. И в науке есть поступательное движение. Великие открытия 18 века сейчас преподают в школе. Открытия сегодняшние доступны только посвящённым. Есть редчайшие исключения – берусь легко объяснить метод шифровки RSA любому приличному школьнику. Но дело тут именно в том, что наука, на которую он опирается, – 17 века.

Положение с экспертами в искусстве радикально иное. Мне интересно экспертное мнение только в ситуации, когда оно само является «хорошим искусством» - талантливым эссе, например. В прочих случаях у меня нет никакого доверия и ни малейшего ощущения, что они понимают больше. По целому ряду причин. Начнём с того, что в искусстве всегда существовал зритель-читатель-слушатель. По сути они были необходимой частью существования искусства. Они, а вовсе не эксперты.
Да-да, есть зрители умные, а есть глупые, и толпа никогда не оценивала художников по достоинству, разве что после смерти. Это всё так. Но с этой точки зрения эксперты не лучше. Они раскручивают того или иного художника, создают рыночную ценность, собственное имя, защищают диссертации. То есть получается, что если средний зритель неискушён, и это плохо, то эксперт имеет в виду побочные интересы, и это ничуть не лучше.


Время, которое надо потратить на то, чтоб научиться воспринимать старое искусство, никак не меньше, чем то время, которое надо потратить на то, чтоб научиться воспринимать искусство современное. Поступательного движения нет.

В искусстве есть некая внелогическая составляющая – вот та самая, из-за которой алгеброй гармонию всё-таки не поверишь. И это тоже ослабляет положение эксперта.

Художник Булатов пишет на тряпке слава КПСС, потом эту тряпку вешают в Бобуре, –благодаря экспертам, которые дружно говорят, что полотно Булатова имеет смысл, – раз слава КПСС у художника приобретает кавычки за счёт того, что висит эта слава не на уличной стенке, а в музее. Я вполне готова согласиться с тем, что это искусство – в рамках пункта 2, но я бы хотела тогда твёрдо перестать считать, что слово искусство заведомо означает что-то хорошее.

Искусство воспринимается на разных уровнях, и это тоже очень важно. Мне кажется, что почти всегда существует некий первичный уровень, на котором картина или стихи задевают эмоционально, когда ты ещё не слишком понимаешь почему. Для перехода на вторичный уровень восприятия эксперт может быть очень полезен. Как источник информации, как комментатор. Но первичный толчок всё же не от комментария.

5. Проблема с подобными разговорами в том, что в отсутствии формального определения искусства мы не находим возможности формально определить, что хорошо, а что плохо. Чем Пушкин отличается от Асадова.

Даже рассуждения о структуре не работают. Не всегда сложная структура – это хорошо, а простая – плохо. Есть очень простое великое искусство, и есть сложное – отвратное... Увы!
Tags: искусство, полемика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 140 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →