mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Странны пути ассоциаций.

Вчера со сцены в зрительный зал выбежала девочка с фонарём – по сценарию бессмысленного спектакля она искала отца. И этот яркий фонарь в тёмном зале напомнил мне, как я плавала на байдарке по Дрисскому озеру.

Это был мой первый в жизни байдарочный поход. За год до того папа с приятелями ходил на Кольский полуостров. И это был первый в жизни папин байдарочный поход. Чисто мужской тяжёлый с волоком между речками. Было их, кажется, трое мужиков. И каждый из них поймал одну незаконную сёмгу.

В поезде их, грязных и заросших, не хотели пускать в вагон-ресторан, но всё-таки пропустили, и тогда они посрамили этих вредных официантов – достали замызганную банку с красной икрой и швырнули её на стол, и сожрали.

Сёмгу папа привёз на дачу в Усть-Нарву, где мы с мамой его ждали. Приехал он поздно вечером. Родительский приятель с соседней дачи утром зашёл на веранду, где ещё папа с мамой валялись в кровати, стал болтать с мамой и только через несколько минут заметил папу. Все очень веселились – спрашивали у приятеля, решил ли он, что мама у всех на глазах валяется в постели с чужим мужиком, и галантно этого не заметил, или просто не увидел, что мама не одна.

А через год после того похода был ещё один суровый Кольский поход, за которым дачный отпускной – по речушке на границе Псковщины и Белоруссии, впадавшей в Дрисское озеро. В этот дачный поход взяли и меня.

Речка была совсем узкая, над ней чуть ли не смыкались деревья, и малинник по берегам рос так близко к воде, что можно было рвать ягоды прямо с лодки.

Мы плавали втроём – с папой и его ближайшим другом. А через несколько дней познакомились с мужиком, сплавлявшимся в одиночку, и дальше пошли двумя байдарками.

Мужик – чернобородый рисующийся красавец – напоминал Гартвига из «Предварительных итогов», тогда недавно вышедших. Казался циничным удачником. Он рассказывал о невыносимо тяжёлых походах по Северному Уралу и Сибири, которые каждый год совершал в компании других байдарочников из своего института. Как правило им удавалось устроиться так, что за весьма дорогие билеты платил местком – ребята ходили по ленинским местам, к примеру, начинали в Шушенском.

На нашей милой речушке мужик как раз отдыхал после такого тяжеленного и оплаченного похода.

Мы доплыли до Дрисского озера и расставили палатки на берегу. Я не помню, зачем вечером я решила покататься по озеру в одиночестве.

Стемнело, берега поднимались чёрной кромкой леса, плескали слабые волны, я не не то чтоб заблудилась, я затерялась, а потом увидела фонарь. Папа стоял на берегу и светил мне.

Через несколько дней мы закончили поход. Переночевали в деревне, где нас спрашивали, кто нам платит за то, что мы живём в палатке и плаваем по речке. А наутро нас отвезли на станцию на грузовике. Мы медленно ехали по ухабистой дороге, а перед нами, подпрыгивая на длинных ногах, бежал аист и не хотел улетать.

Домой мы возвращались в душном общем вагоне с деревянными жёсткими скамейками.
Tags: люди, пятна памяти
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments