mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Жара, грозы

Какая была гроза на прошлой неделе. Вечером сполохи, отдельные тёплые толстые капли, а ночью - тяжёлый грохот - у самых окон били в пустой гигантский медный котёл. Потом опрокинулм бак с водой, - и тишина.

Проснуться от громыханья было свежо и радостно, и заснуть опять под тонким одеялом в этой неожиданной звучащей ы ушах тишине.

Утром с асфальта стремительно сползали лужи.

И вот мы опять ждём грозы, подмигивающей с сайта метеослужбы, - то ли в пятницу, то ли в субботу.

Грозы запоминаются, - не все, но многие.

Год назад я бежала по улице под липами в захватывающей всё пространство густеющей черноте. Когда мне оставалось всего несколько метров до навесика автобусной остановки, грянуло радостно по железной его крыше.

А проходящая гроза - ручьи, текущие по пригородной платформе, флотилии пузырей.

Все эти грозы для меня - эхо одной настоящей, ставящей на место, такой, что понимаешь - кто ты, и кто она.

Мы попали в ту грозу в Альпах, на маленькой высоте, в пихтовом грибном лесу, над которым торчат скальные горки массива Аравис; с их вершин виден Монблан и другие снежные горы. Уютная долина, где звенят колокольчиками бело-рыжие нежно-пахучие альпийские коровы, где на солнечных склонах черничники и малинники,где на дорогах коровьи поилки, в которых купалась, как в корыте, Нюша, а деревеньки хороводами окружают церковные шпили.

Грозу предсказывали, но глядя в синее утреннее небо верить предсказаниям не хотелось. Недаром я люблю сказку Ганса Фаллады про Курицу-неудачницу, которая склевала злую ведьму, одно время жившую у волшебника в стеклянной банке на столе. Эта ведьма нарочно предсказывала дождь, и поверивший ей волшебник не пошёл в гости к бабушке, а потом, когда дождя так и не было, в ярости разбил банку и ведьму освободил.

Так что мы, поглядев в небо и спрятав в рюкзаки дождёвки, отправились на лёгкую прогулку - ягод поесть, грибов пособирать.

Дождь начался на обратном пути. Этот дождь нарастал - пожалуй, я никогда больше не сталкивалась с неотвратимо и равномерно нарастающим дождём. Идти нам было довольно далеко. Через некоторое время дождь стал ливнем, сильно похолодало, казалось, что среди летнего дня наступила осень. Тропа шла по краю леса, вниз прямо от неё уходил луг, на другом конце луга домики. Ливень равномерно и безысходно падал, гром грохотал, как маятник, через равные промежутки времени. Град захлестал по голове, по плечам, кажется, он чувствительно бил даже по нюшиной крепкой шкуре.

Около тропы возник тёмный запертой сарай с навесом. Мы втиснулись под этот жалкий навес. Нюша с риском сломать лапу попыталась залезть на поленницу. Минут через десять стало ясно, что ждать нельзя - ледяные мокрые накидки прижимались к коже, гортексовых курток тогда ещё не было.

В равномерный грохочущий чёрный ливень мы опять вышли на тропу и тут же увидели, что отрезаны - с обеих сторон от нас через тропу громыхали и ворочали камни страшные горные потоки, которые утром были маленькими ручейками.

Стало очень страшно - чуть ли не впервые в жизни было совсем непонятно, что делать. Первым очнулся bgmt, предложив единственное возможное решение - вниз через луг к домам и стучать в первую же чужую дверь.

Пришлось сломать проволоку, идущую вдоль луга, - мы-то могли через неё перебраться, но ньюфы - не цирковые прыгучие собаки.

Перед домом текли две неглубоких реки, одна из них утром была улицей, вторая ручейком, вода била снизу в брюхо запаркованной машины.
В доме жили старик со старухой - брат и сестра. Это был старый крестьянский дом с маленькими окошками, нас без разговоров провели в тёмную слегка затхлую гостиную, по периметру которой стояли лавки. Налили нам по огромной кружке чего-то тёплого коричневого, что называлось кофе, а Нюше миску воды.

Пока старуха развлекала нас рассказами о том, что такую грозу она пережила уже один раз - в юности, и про то, что главное - лечь на на землю, если гроза застигнет в поле, старик куда-то ушёл. Через несколько минут он появился с очень озабоченным видом - подмыло гараж, машина по брюхо в воде, видимо, запрудило ручеёк. Оставалось только вспоминать Пятачка в плаванье на зонтике и надеяться на то, что дом, может быть, не зальёт.

Старик позвонил в универсальную службу спасения - в пожарную команду. Они о бедствии уже знали, заливало всю долину.

И тут гроза выключилась - закрутился небесный кран, и выглянуло солнце.

Весь народ вывалил из домов, приехали пожарники и стали откачивать воду. Деревенские жители считали убыли и протыри, спешно чинили, что можно, а дачники скакали вокруг с фотоаппаратами и кинокамерами, пытаясь не упустить эти несущиеся по улицам горные потоки. Было радостно. Машина наша стояла чуть выше в ущелье - целая и невредимая - там, кажется, и грозы-то не было. У меня отлегло - на следующее утро в Париж прилетали из Ленинграда родители, садились на поезд и ехали к нам.

Мобильников не существовало в природе, и меня всё время под этим ливнем пробирал ужас, когда я представляла себе, как они выйдут из поезда, а нас нет...

В эту грозу, к счастью без жертв, снесло с лица земли кемпинг, который мы видели за пару дней до того, и он показался нам очень неуютным - палатки на голой полянке под склоном. Эти палатки вбило в землю.

...

Жарко, вентилятор пытается раздуть бумаги у меня на столе. А к концу недели - радостные грозы.
Tags: Анси, дневник, из окна, природное, пятна памяти
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments