mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Category:

конец одного романа или Дилан Томас и "литературные памятники" (нудная неинтересная история)

С издательством "литературные памятники" роман у tarzanissimo начался ещё до начала нашей с ним совместной жизни - лет двадцать назад, а мы с ним вместе уже почти 19.



Это почтенное издательство согласилось взять у него роман в стихах Вальтера Скотта "Мармион", который tarzanissimo в незапамятные времена, когда жил ещё в городе Ленинграде, перевёл - в общем-то, для собственного удовольствия. Он перевёл сюжетную часть, но не стал заниматься самым славным в этом романе - вступлениями к каждой главе, играющими роль пушкинских отступлений. Первая наша с tarzanissimo общая работа как раз и были эти вступления. Мы читали их вслух, обсуждали, создавали тогда ещё от руки что-то вроде развёрнутого разбора с комментариями, и потом tarzanissimo переводил.

В "Мармионские" времена мы познакомились с Андреем Дмитриевичем Михайловым, тогда заместителем председателя редколлегии "лит.памятников".

После "Мармиона"tarzanissimo получил от редколлегии "памятников" предложение перевести "Сэра Гавейна с зелёным рыцарем". Тут уж наслаждалась я, читая двуязычную книгу - на развороте подлинный текст и перевод на современный английский. tarzanissimo ворчал, не вполне понимая, почему этот очаровательный стёб 14-го века востребован.

После "Зелёного рыцаря" мы взялись за Сильвию Плат, написали в "Лит. памятники" заявку, редколлегия её быстро приняла, и через много лет после того (лит. памятники - это такая улита, которая долго едет), да и мы не быстро книжку закончили, полтора года назад она вышла. Почти полное собрание стихов Сильвии Плат в переводах tarzanissimo с моей статьёй, моими переводами эссе и моими комментариями. У книги был, как водится, ответственный редактор - Татьяна Венедиктова, и работать с ней было исключительно приятно. Её замечания по комментариям были всегда разумными. Венедиктова тоже написала статью о Сильвии Плат, так что книжка вышла с двумя статьями, что в "лит. памятниках" - не диво, попадаются книги и с тремя.

Единственная ложка дёгтя - из моей статьи была убрана страничка, посвящённая обсуждению ритмов и рифм, а в некоторых стихах были убраны рифмы на переносах. И почему-то на обложке, кроме Татьяны Венедиктовой, появился ешё один ответственный редактор - Елена Халтрин-Халтурина.

Что сделала в книге Плат Халтрин-Халтурина осталось непонятным - видимо, без согласования с авторами покромсала слегка статью и убрала неугодные ей переносы.

Фамилия у неё такая удивительная, потому что ребёнком её увезли в Америку, она из Халтуриной стала Халтрин. Насколько я понимаю, она вернулась в Москву с мужем уже в 21-ом веке, защитив в Бостоне диссертацию по английской литературе. Её взяли на работу в ИМЛИ, и когда вышла на пенсию учёный секретарь редакции "лит. памятников" Инна Григорьевна Птушкина, с которой мы познакомились при подготовке "Мармиона", Халтрин-Халтурину назначили на эту должность.

Увы, всё это присказка. Сказка начнётся сейчас.

После окончания работы над книгой Сильвии Плат мы разохотились и решили сделать полного Дилана Томаса. Сказали об этом Михайлову, написали заявку, редколлегия её приняла.

Закончили мы работу чуть меньше года назад - все стихи, отобранные при жизни самим Томасом, статья, комментарии - уффф. Начиная с прошлой осени, Михайлов нас время от времени поторапливал - мы не беспокоились, зная, какая улита - памятники.

Наконец сдали. _oldy_ отвёз Михайлову распечатку, потому как не любил Андрей Дмитриевич читать с экрана, не подходил к принтеру и хотел иметь всё на бумаге. Михайлов обрадовался и удовлетворённо сказал tarzanissimo, что вот и редактора нам назначили - Майю Михайловну Кореневу.

Всё бы хорошо, но когда-то в 80-ые годы вышел крошечный сборник Томаса в переводах Кореневой - 36 стихотворений. Переведён Томас были совершенно ужасно - по сути прозой с сохранением английского синтаксиса. Томаса читать вообще сложно, а её переводы, на мой взгляд, просто невозможно.

Мы несколько испугались, решив, что при несовместимом подходе к переводу, она начнёт редактировать стихи.

Михайлов вообще не знал, что Коренева что бы то ни было переводила. Когда он прочёл несколько её переводов и рецензию на один из них в бархударовских тетрадях переводчика, Андрей Дмитриевич чрезвычайно обеспокоился. Он решил, что ответственного редактора необходимо сменить, только непонятно, как это сделать. Вопрос о смене редактора он обсуждал с ведущим англистом "лит. памятников" Андреем Николаевичем Горбуновым. Отчасти Михайлов надеялся, что Коренева и сама откажется от редактуры, потому что всё последнее время болеет.

Итак, готовая книжка лежала у Михайлова, - лежала-лежала. В сентябре он сказал tarzanissimo, что надо срочно что-то делать, и что он попросит Горбунова вопрос решить.

И вот умер...

С месяц назад мы написали письмо учёному секретарю редколлегии Халтрин-Халтуриной. Ответа не было. Через три недели мы обратились к бывшему учёному секретарю Инне Григорьевне Птушкиной, которая тут же откликнулась и сказала, что Халтрин-Халтурина нам писала, видимо, письмо не дошло, и что Халтрин-Халтурина нам его перепошлёт. Мы тут же написали Халтуриной ещё раз и неделю ждали её "перепосланного" письма.

Получили. Халтрин-Халтурина процитировала нам кусочек из решения редколлегии о назначении Кореневой ответственным редактором и сказала вот что: "В сложившейся ситуации единственно, что могу Вам посоветовать (если Вы желаете попробовать снова сотрудничать с нашей серией), так это обратиться к ответственному редактору Дилана Томаса: Майе Михайловне Кореневой и предложить ей на рассмотрение Ваши материалы. Если она сочтет нужным их принять, то она и будет представлять их перед редколлегией. Таковы правила, пока действует ее заявка." Книгу Томаса она почему-то назвала трудом о Томасе.

Мы обомлели - ведь наша же была заявка, наша, и книга полностью закончена. И написали ей ещё одно письмо, выразив в нём своё крайнее удивление (вполне вежливо - только вот фраза "неприятно удивлены" там была).

Получили ответ в тот же вечер - письмо, обращённое ко мне одной: "если Вы желаете далее вести переговоры о возможности рассмотрения Вашей заявки на заседаниях Редколлегии, любезно прошу Вас представить сведения о Вашем специальном филологическом образовании, а также список публикаций в специализированных научных изданиях по соответствующей теме, можно и не российских. Кроме того, пока в работе находится заявка на определенный труд, пока она не аннулирована решением Редколлегии, новую заявку на эту же тему Редколлегия не принимает."

Будучи упрямыми, мы написали Горбунову в попытке понять, что же всё-таки происходит. Он очень любезно ответил и сказал, что поставит наш вопрос на редколлегии, когда она соберётся, что будет непонятно когда, потому что пока что не назначен председатель. Однако Горбунов сказал нам, что Коренева уже работает над книгой, и добавил вовсе непонятное - что исходно он хотел , чтоб его аспирант написал статью и комментарии, но тогдашний председатель "памятников" (Н.И. Балашов, который был до Михайлова) предпочёл Кореневу.

Мы запутались окончательно - ведь мы потратили немало времени на подготовку книги, на ту самую статью и комментарии, о чём и написали Горбунову ещё раз, пытаясь сообразить, что же всё-таки надлежит делать, чтоб труд не пропал, и выразив готовность обратиться к Кореневой.

Горбунов ответил коротко, что не может дать нам телефона Кореневой без её разрешения, и чтоб мы обращались к учёному секретарю, или к бывшему учёному секретарю. Мы ещё раз написали ему, чтоб сказать, что подождём, пока ему будет удобно спросить у Кореневой, можно ли к ней обратиться.

Через день он прислал нам кореневский телефон и попросил больше по этому поводу его не беспокоить.

tarzanissimo позвонил Кореневой. Она была очень любезна, но жёстко сообщила, что заявка на Томаса была её, что она готовит книгу, что это займёт много времени, и что, может быть, она возьмёт что-нибудь из переводов tarzanissimo и мою статью. tarzanissimo напомнил ей, что перевёл всю книгу, но это она проигнорировала.

Что на самом деле произошло, мы не знаем и никогда не узнаем - нечаянно ли столкнулись две заявки, чью заявку приняли... Теперь правды нам точно никто не скажет.

Компьютера у Кореневой нет, добрый _oldy_ опять отпечатает всего многострадального Дилана, отвезёт на вахту института и оставит там для неё. В то, что её книга когда-нибудь выйдет, я не очень верю. Её заявка, вроде бы, датирована 2005 годом, а она ещё и статью не дописала, только начала...

Мы, лопухи, нашу заявку потеряли - компы с тех пор поменялись, на каком мы её держали, не помним, наверно, где-нибудь лежит файл с ней, но где?... Так что не знаем мы точной даты нашей заявки. Да и не важно это теперь.

Ощущение, будто поели ваты.

Погуглив Халтрин-Халтурину, я нашла среди её трудов первым номером нашу Сильвию Плат на "Озоне", вторым вот это школьное сочинение, а дальше я смотреть не стала.

Несколько дней мы очень огорчались - всё же больше трёх лет работы... А потом решили, что мы выложим нашу книгу полностью со статьёй и комментариями на сайте tarzanissimo и в библиотеке Мошкова... К Мошкову положим скоро, это просто, а к tarzanissimo попозже, когда у друга нашего, держащего сайт, будет время этим заняться...
Tags: дневник, книжное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 91 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →