mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Categories:
Вчера в метро на "Этуаль" я услышала 40-ую симфонию Моцарта - и не из мобильника.

Музыка при приближении к источнику заполняла подземелье и была чуть странной, как будто новый звонкий свежий голос добавлялся к многоголосью.

Люди шли на эту музыку, как на дудочку Крысолова. А Крысолов сидел на платформе на табуретке - в синей куртке и жёлтой шляпе - он играл на свирели, а рядом стоял ящик, из которого звучала запись. Я, правда, не знала, что его инструмент называется "свирель" - несколько скреплённых деревянных трубок разного диаметра - я ещё подумала, что за странная губная гармошка...

Подошёл поезд, люди, оглядываясь, пошли в вагон. Крысолов улыбался, и девочка лет десяти помахала ему рукой.

Вот ведь удивительно - классическую музыку стали называть академической, самим названием отправив её к ценителям, специалистам, может быть, даже снобам. А она воздействует так прямо, так непосредственно.

Лет 12 назад на улице в Севилье мы слышали целый симфонический оркестр. Что-то в виде оркестрантов привлекло моё внимание, показалось мне смутно узнаваемым. На пюпитрах столяли картонные папки с тесёмочками, а в папках потрёпанные ноты! На нотах - лиловые штампы волгоградского симфонического оркестра.

Собралась немалая толпа, играли они, насколько я помню, Брамса.

На площади Вогезов, под аркадами, часто играют классику, и всегда вокруг полно народу.

А не может ли быть, что классическую музыку, во всяком случае, старую классическую музыку слушало бы куда больше людей, если б не её репутация "скучной", трудной для понимания? Она ведь действует так непосредственно. И даже в непритязательных уличных исполнениях собирает толпу...
Tags: Париж, бумканье, дневник, музыка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 45 comments