mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Categories:

Навона и окрестности

Как-то совершенно случайно в конце семидесятых я попала на международную выставку фотографий. Не помню, где она была, почти ничего не помню. Но запомнила чёрно-белую фотографию огромной радостной площади, на которой возле фонтанов сидели и лежали весёлые лохматые бородатые молодые люди. Подписано было "Пьяцца Навона". Мне стало страшно завидно, просто слюнки потекли - таким от этой фотографии веяло простором, залихватской жизнью, так туда захотелось, такое сильное было ощущение невозможности, отрезанности от этой праздничной жизни.

А потом мы уехали и два с половиной месяца ждали в Риме американских виз - нам не повезло, всего два с половиной, везунчики жили в Риме и по полгода.

Навона была такой же, как на той фотографии. Там сидели, лежали, курили марихуану, продавали всякие самодельные украшения, пели под гитару.

Однажды мы видели страшное - охоту на предполагаемых террористов. Тогда они были отнюдь не мусульманские - собственные красные бригады. На площадь с сиренами на дикой скорости въехала пара полицейских машин. Единственное, что я могу сказать в пользу полицейских - это, что водить они умеют. Когда под колёса кинулся маленький белый пудель, они сумели увернуть. Толпа полицейских бросилась на мирных растянувшихся на камнях людей. Какого-то мальчика схватили, он упирался, его по земле поволокли в машину. Другой полицейский выбил фотоаппарат из рук у кого-то из толпы зевак. Все симпатии несомненно были на стороне ребят, на которых ни с того ни с сего набросилась полиция.

Когда я лет через 5 в следующий раз попала в Рим, хиппушной толпы на Навоне уже не жило, - по виду похожие ребята сидели на стульчиках, разложив на земле на платках всякую фигню, привезённую по тогдашней моде из Индии, продавали и китчевые картинки - один молодой человек, которого я несколько лет почти подряд встречала на Навоне, рисовал разнообразные предметы и пейзажи, составленные из хуёв, - деревья, дома. По вечерам зажигались китайские фонарики, и слоняющаяся по площади толпа приезжих была не столько туристской, сколько студенческой.

Прошло ещё несколько лет, - Навона стала сегодняшней - там продают всякую дрянь, ходят табуны туристов, её окаймляют уличные столики дорогущих кафе...

И всё равно, и всё равно - одно из счастий в жизни - нога за ногу пробрести мимо фонтанов, сесть за стол, откинуться на стуле, вытянув ноги, заказать кампари, или дешёвого белого - castelli romani, - почти прозрачное, почти единственное, которое летом, если и не утоляет жажды, так холодит, утешает. Заедать орешками. Сидеть и глядеть...

Мы были в Риме ровно год назад, и ностальгия по Риму у меня каждый раз начинается ещё до отъезда из него, - я заранее огорчаюсь, что - не раньше, чем через год...

***

Огромная чёрная туча наползала









































А вокруг Навоны узкие улицы, и эти восхитительные римские охряные фасады, где звучит ритм окон и кажется единственно возможным





















И опять возвращаешься, обкружив













И из-за чёрной тучи вполне драматически вырывается солнце





























































И вдруг опять потемнело и пошёл дождь, громкий на брусчатке в этих узких улицах, февральский, нетёплый

















А на следующий день сияющее небо, резкие тени, поющие окна и просвеченное насквозь вечернее дерево













































***
ИЮНЬ

В белом фонтане вода стеной.
Длинная пьяцца Навона.
Жарко? Так прислонись спиной,
Охладит любая колонна,
Даже если ей
только триста лет,
Опыт с жарой бороться
У неё есть, а у тебя – нет,
И ещё – как вода из колодца –
Воздух из тяжких церковных дверей
Прохладою по ногам...
Не знаю, спускался ли Пётр
с этих вытертых ступеней,
Но Микель–Анджело – там!

Поставь, если хочешь, свечку. Возьми.
А лучше –
стань частью от
Улиц, где смешаны боги с людьми,
И с этим светом – тот.
Ищешь ты Бога, или богов –
Этот слоёный пирог
Из семи холмов с начинкой веков
И тебе кусок приберёг:

Вдоль парапета платаны толпятся
Над жёлтой водой реки.
Мимо таверн, церквей, палаццо –
Весёлые каблучки.
Женский смех на руинах миров
Воистину неистребим,
Вечен Amor – А наоборот
Читается Roma – Рим.
Но это известно, само собой,
Зачитано аж до дыр –
По–русски есть перевёртыш другой:
Рим – Мир.

И вот – со всех семи холмов
Катится ночь. И вот –
Неизвестно кто, зачем, у кого
Подсохшие лавры крадёт –
И смешиваются
Стен квадраты
С колоннами,
И спешиваются
Императоры,
А пешие статуи
Становятся конными.
Над ними фонарный белый шар,
И если взглянуть построже –
Неважно, форум или базар –
Почти что одно и то же!
––––
Во все глазницы глядит на Рим,
Вокруг себя Колизей:
Вдруг снова сведут с Палатина над ним
Больших полосатых зверей?
И цезарь в ложу изволит войти
В лавровом венке?
Да нет –
Тут полосаты только коты
А лавром пахнет обед...

Василий Бетаки
Tags: Рим, пятна памяти, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments