mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Categories:
Всё-таки солипсизм очень привлекателен – в той форме, в которой он описан Борхесом в Тлёне. Водопой существует до тех пор, пока есть коровы, которые туда приходят попить водичку.
По-моему, моя привязанность к местам основана именно на этом подсознательном ощущении – вот небо, вечером исчёрканное ласточками– мне его подают – чтоб я вспомнила стрижей в Турине над собором, в Арле над стенами римских арен. А в хмурь ласточки летают низко, чиркают по плечам. Кстати, я видела сегодня в прозрачной речке, как нырнула утка и промчалась торпедой под водой. Почти год назад, опустив голову в маске в Средиземное море, я смотрела на стремительного под водой обтекаемого баклана.
Лебедь на берегу, изогнувший змеиную шею, – типичный лебедь из кондитерской – торты такими украшать.
А Катя сегодня познакомилась с улиткой – ткнула носом в высунутые из домика рожки, а когда рожки убрались, лизнула быстро уползающее тельце.
В принципе, людям, жившим лет сто назад, значительно проще было оправдать собственное существование – хочешь иди на северный полюс, хочешь книжки пиши, хочешь рисуй. Неразработанное лежало под ногами – не ленись и бери, и езжай купаться с Генри Миллером к Севрскому мосту, где теперь стекло и бетон.
Отдельные картинки даже и не сливаются в калейдоскоп –только мучают ненахождением связей, смыслов.
Вот Анри на огороде возится, машет приветственно лейкой. А вот отражаются маки в луже, бежит мимо машины поле нивянок, ноги выносят на поле васильков, запах белых акаций бьёт в нос какой-то смутной памятью о духах, о враждебных женственных женщинах.
Разворачивается пейзаж – холмами, разноцветной зеленью. Уползает из-под колёс.
Я всё пытаюсь найти связующую нитку – и рядом с Анри с лейкой в руках появляется мама – у неё в руках ножик, она чистит над газетой маслят, и солнце бьёт в разноцветные стёкла веранды.
Грань двух сред – было и будет – и буфет не только у Бродского похож на Нотр Дам де Пари – старый буфет Татьяны Григорьевны Гнедич – вот сейчас передо мной такой буфет – резьба, фасад – под Рождество вылезать оттуда мышиному королю.
И стены жёлтого камня подстать буфету. И по стенам ползут розы. А Кларисса, дочка Моник, купившая дом-дачу в деревне, где романское аббатство стоит, прислонившись к лесной стене, рассказывает про кабанов, которые, оставляя раздвоенные копытные следы, убегают на участок к соседу, и про то, как кричали олени любовным победным криком под самыми окнами, и как даже если ты никогда не слышал этого крика, ни за что не ошибёшься – вздрогнешь и не заснёшь до утра.
И ястребы оглядывают всю эту круглящуюся землю с высоты.
И этот взлослый велосипед пылится в передней – и надо, наверно, перестать удивляться – а глядеть и пытаться наглядеться, если не на вечность, так хоть на зиму – маки, нивянки, отцветающая сирень, белая акация...
Tags: Дордонь, бумканье, дневник, из окна
Subscribe

  • (no subject)

    Я всегда говорила, что прелесть ЖЖ ещё и в том, что можно очень легко путешествовать во времени и заново узнавать, когда именно расцвела в чужом…

  • (no subject)

    ПЕСЕНКА Лене Довези до Парижа Этих рàкушек пустяк: Приглушённые прежде – Возле уха шелестят, И виденьем прозрачным Вдруг…

  • Всем весёлого Рождества!

    ФОТОРЕПОРТАЖ С МЕДОНСКОГО БАЗАРА Холодный сырой предрождественский день, и Фонтаны замедлены зимнею ленью. Базар – средь графической черни…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments