mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Categories:

бретонское бумканье

На рыночной площади в пустом окне, высоком венецианском, сидит кошка – старинная картина – я её помню – венецианка – красавица с тонким лицом, чёрный кружевной платок на голове.

Кошка зевнула, нарушив неподвижность.

В синем дневном небе низко висит белая полулуна, не месяц острый с ножиком в кармане, а добродушная полулуна смотрит вверх довольно бессмысленно, под ней самолёт пролетел, оставив белый след, над ней, куда выше её, стрижи носятся, чайки под стрижами, а ястреб ринулся с небесной верхотуры и завис – едва дрожит крыльями, вглядываясь в скалы.

Не отделаться от привычки фотографировать, хоть и слишком это просто и быстро – щёлкнул и готово, и нету протяжённости, а хочется, чтоб медленный день оставался, тянулся, вымазывая холст, а не сощёлкивался за так, без усилий. Медленный день под голубым куполом, трещащим под чаячьими крыльями, – с белыми домиками, с барашками, лениво накатывающими на песок далеко внизу – в просвете между кустами.

Есть смыслообразующие пейзажи, – и травяной простор, длинные волны, отражения облаков на песке, цепочка утёсов, топающих в море – в каждый приезд ведут за собой без малейших усилий.

Бретань совсем не меняется. На нашем полуострове – вода, приливы-отливы, чайки, тени над песком, и в солнечную яркость тени даже путаются в каштановых кронах, улитки спят на зонтичных цветах, пахнущих морковкой, белые домики, серые домики из дикого камня, вереск, гранит, не слишком старые замшелые церкви, и куда ни повернёшь – море – узенькие дороги все когда-нибудь, поизвивавшись, упираются в море, тупиков нет, – море.

Вечером на пляже, огромном отливном, где под ногами хрустят выбеленные скелеты морских ежей, а поднимешь такой скелет – на нём будто тонким пером письмена, – а из круглой дырки сыплется песок тонкой струёй, которую ветер теребит, куда быстрей просыпается, чем в песочных часах. Время отмеряет стремительное. Но время не движется здесь, сменяется дождь на солнце, поднимается ветер, холодает, из просвета в сером вырываются косые лучи, потом опять бесконечные июньские дни, солнечная подсветка белых домиков, свет на зелёном поле, ночью не дорожка лунная, а целое расплескавшееся на море лунное озеро, и по отмели бегает какой-то дикий зверь, пришедший из чёрного леса поесть мидий, – силуэт в лунном свете. Но сначала так же бесконечно, как день длится, свет уходит – всё тише, и только тянешь-тянешь это время, этот свет на крышах, на море, на шиповнике.

Поля сходят почти в воду, почти к отливу, если не упираются в лес, выходящий на почти отвесные скалы. Байдарка в безветрие скользит, как по зеркалу, в которое смотрятся отсутствующие лебеди, над зеркалом качается красотка, пленившая стойкого оловянного солдатика, и только в просвеченных гротах урчит и переваливается с боку на бок вода.

А у пляжа, глядящего в открытый океан, пляжа с длинными волнами, песком, вечным маревом, дрожащим на горизонте, понимаешь неожиданно, почему эти волны с гребнями пены, катящие, накатывающие в прилив, отползающие в отлив, - да просто это единственный нам данный способ договориться с вечностью, потрогать её и убедиться, что она мокра.
Tags: Бретань, бумканье, из окна
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments