mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

снег в Париже

Мы сидели на собрании со студентами, а за огромными окнами аудитории валил нехолодный снег. Сначала падали редкие тающие в воздухе одинокие небольшие хлопья, постепенно они становились всё крупней, - наверно, слипались налету. Он падал тихо, заполняя всё пространство между небом и землёй. За окном сначала был зелёный тополь, на который падал снег, а потом только этот неотвратимый бесшумный снег.

Собрание кончилось, мы с Аньес подошли к окну, она сморщилась и показала снегу язык, я тоже - уходи, зима, убирайся карга, где тебя любят зимолюбы, а нам не надо. Не укрывай нашу траву, зелёную, её грызть хочется.

Я побежала в офис, где меня ждал Лионель, чтоб идти обедать. Побрели мимо ощупью ползущих машин с зажжёнными фарами. Снег садился на волосы и не сразу таял. Было уже поздно, так что в японском ресторане, где зимой отличный горячий суп, собирались мыть столики. Но нас накормили. Мы сидели, трепались, расслабившись, и когда вернулись в офис, уже было три с чем-то. На забытом на столе мобильнике - сообщение от Бегемота - паническое - езжай немедленно домой, автобусы вряд ли ходят.

Действительно, интернет сообщает, что автобусы стоят - снег-снег-снег. Утром было тепло, и я вместо любимых горных ботинок надела что-то ботинчатое кожаное, ещё подумав, что предстоит собрание со студенческими делегатами в директорском присутствии, - пожалуй, сделаю-ка я усилие, не буду надевать горных ботинок, а то в них, в джинсах и полярке, в которую двоих меня можно легко поместить, вид всё ж такой, как в лес ходят с Катей. Ну, и решила, что достаточно одного мелкого движения, чтоб приобрести вид городской - надеть вместо горных башмаков городские, кожаные.

А теперь если нет автобуса, как в кожаных ботинках идти через лес? Бегемот не решился ехать за мной на станцию на машине - мы же наверху, на холме, лет десять назад я как-то в снегопад шла от станции пешком, какой-то мужик остановился и меня подхватил, в результате полпути мы вдвоём, а потом вмногером толкали его машину. Впрочем, главная проблема в том, что если на узкой улице кого-нибудь развернёт, то все застрянут навеки вечные. Но героический Бегемот согласился пойти на станцию пешком и принести мне ботинки.

Конечно, с работы я ушла не сразу - одно, другое, третье, но всё-таки к полпятому убежала. Без приключений добралась до нашей станции, наш Рер ходил вполне прилично, хоть я и боялась, что как выскочит из-под земли на поверхность, так и застрянет под снежной стеной.

Когда я приехала, снегопад прекратился. Было утешительно тепло, у входа в вокзальчик лужи, и отчаянно пахла огромная ещё не украшенная ёлка в кадке - я в который раз подумала - всё-таки в тёплой комнате не умеют ёлки так пахнуть. Пока ждала Бегемота, который вышел из дому не сразу, а только когда я ему подтвердила, что села в неотцепленный вагон, я всё стояла под ёлкой, нюхала, думала, что для меня-зимоненавистницы снег - мягкий, укутывающий зелёную траву, чтоб растаять завтра, и чтоб трава зеленей стала на газонах - ещё не беда, вот мороз и солнце, - это царство Снежной королевы, леденящее внутренности, - побезнадёжней будет.

И мы пошли пешком через лес. Не одни мы. По лесу брёл народ - кто на станцию, кто со станции, а кто с собаками гулял. Кто-то вёз чемодан. Люди смеялись, здоровались, весело звонили по мобильникам, - ощущение было, будто вдруг среди недели дали неожиданный праздник - вечером в лесу.

Нет, не толпа пёрла, просто то кто-то шёл навстречу, то слышались сзади голоса - как в майское воскресенье. А иногда вдруг на несколько минут совсем никого - чёрный ручей - живой, между заваленных снегом берегов, белые сверкающие ветки, уходящие вверх, следы на тропинке.

И самое удивительное - в этом вечернем лесу было светло - некое рассеянное тихое сиянье, непонятно откуда взявшееся, то ли дальний город нас освещал, отражаясь...

На станции я спросила у Бегемота, захватил ли он фонарик, а фонарик был не нужен. И когда в конце концов уже у выхода из леса нам повстречалась группа с фонариком, жёлтое пятно в этом равномерном тихом сиянье показалось лишним.

Вышли на тёмную улицу с фонарями - зимняя ночь, которая начинается в 6 вечера, стояла, - тёмен электрический город, и светел лес...

Я зашла в подъезд, подошла к лифту, и тут кто-то забарабанил во дверь - Анька, которая три часа пыталась пробиться домой на машине, доехала до нас, соскочила с дороги и пришла к нам ночевать. На дороге тоже было весело. У неё разрядился мобильник, и она ходила звонить в соседние машины. А автострада в противоположную сторону была уже закрыта - по ней шли люди, танцуя - кто-то с пируэтами катил коляску, за ним шла девчонка в туфлях и белом платье.

Мы сидели за столом, трепались, пили вино, поглядывая на заснеженный паркинг, на снежные картинки в интернете, читали о том, что жителей придорожных деревень просят принять бедных застрявших. А как завтра люди пойдут за своими брошенными на обочине машинами?

Завтра +3, и солнце. У нас +3, значит, авось, в городе +5 - мы-то на холме, у нас холодней. У меня встреча в половине первого. Доеду-не доеду? Доеду, конечно. И вообще теперь я знаю, что ночью, увязая в снегу, вверх со станции - всего-то 40 минут пешком, да ещё с рюкзаком, в котором толстенная книжка и бутылка клюквенного сока. Нам не страшен серый волк!
Tags: дневник, природное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments