mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Categories:

для Машки - мелкие эгоистические мелочи

Чтоб не казалось, что мир совсем провалился в засугробье, в зимние тартарары с искусственными ёлками и безнадёжным кафкианским кошмаром

Смешно цепляются друг за друга крючки и завязки в не слишком большом мире, заставляя думать, что не горят не только рукописи, что, может, ничего не исчезает бесследно – капли, узоры на стекле.

Васька недавно получил письмо от человека, который прочёл его воспоминания и, хоть речь там была о временах, когда автор письма ещё не родился, он Ваську узнал - его мама была директоршей школы, где Васька в 50-ые полгода проработал. Он слышал от мамы и про Ваську, и рассказы про кукольный театр, который устроила в школе васькина тогдашняя жена.

Я стояла у нашей школьной ёлочки и болтала с очень милым мальчиком-математиком, по виду совсем юным, и он рассказывал мне, что нынче читает арабские манускрипты 14-го века, язык для этого выучил. Диссертацию он защитил по истории науки, - увы, пока не нашёл постоянного места, так что рукописями занимается для радости бесплатно, а зарабатывает почасовкой. Мимо пробегал один из информатиков – увидели друг друга - страшно удивились - обрадовались – они были вместе в пешем походе по Сахаре – потом растерялись.

Я иногда получаю удовольствие от вождения машины – когда едешь по дороге через лес мимо пруда, мимо деревьев с дрожащими, оставшимися зимовать листьями – именно за рулём ощущаешь тишину.

В Туари недавно потерялась медведица с медвежонком – две недели их не могли найти, а они просто залезли в очень узкую нору рядом с канализационной трубой – никому не могло придти в голову, что медведица может там поместиться. И отыскали её только, когда она высунула нос. Теперь в берлогу затолкали кинокамеру, чтоб убедиться, что медвежонок поживает хорошо – говорят, ему тепло и уютно.

Наш уличный бассейн закрыт – до марта, – но и внутри, когда за огромными окнами солнце, и плаваешь в огромном аквариуме, - празднично.

Ёлки – годовые зарубки – на улицах, за стеклянными дверями подъездов.

И самая огромная у Нотр Дам, и чайки над рекой машут белыми крыльями в темноте.

Через снега до нас долетели Галка со Славкой. Они должны были в субботу прилететь с пересадкой в Лондоне - и самое невероятное рождественское - действительно прилетели, без опоздания - в метель - Лондон не принимал, их самолёт наворачивал круги, раздумывая, где бы сесть, - и решил садиться в Париже. И они даже получили в аэропорту багаж, что уж и вовсе рождественское чудо.

А вчера мы под снегом с Ишмаэлем, Славкой, Бегемотом и Катей бегали по лесу. Потом со Славкой отводили Ишмаэля на станцию, возвращались по темнеющему лесу, где таяло всё, и по улицам текли ручьи, и человек недалеко от станции лопатой чистил узкую кривую улицу перед колёсами машины, и тающий наст с приятным скрипом отделялся от асфальта.

Но ночью опять падало, падало. И я поленилась идти пешком на станцию, чтоб ехать на работу, и мы с Галкой, Славкой и Катей опять ушли в лес, а потом пили вино в кафе в Кламаре, и какая-то девочка пришла знакомиться с Катей и спросила, сколько ей лет, и услышав, что 8, радостно сообщила, что они с Катей ровесницы. А потом с улицы вошли мужики со светящимися кружками пива, и один из них тоже долго разговаривал с Катей. И прибежал к Кате живущий в кафе пёс, и мы выпили ещё по бокалу и пошли домой - через лес.

И опять пришли в наползающих сумерках, и опять тает, и зелёная трава, и прогноз обещает сплошной плюс... И автобусы надёжно фыркают на улицах.
Tags: дневник, из окна
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments