mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Categories:

после прочтения "Midnight’s Children" by Salman Rushdi

Конечно, все нормальные люди эту книжку прочитали сто лет назад, а я только сейчас.

И это, несомненно, отличный роман, хотя стиль Рушди для меня чрезмерно цветаст и чужд мне в своей избыточности. При этом – какие-то картины застревают в памяти и красочностью напоминают о виденных на фотографиях смуглых людях в ослепительных тряпках – хоть бы и огромный нос деда главного героя, нос, которым тот во время молитвы стукнулся об землю, в результате чего и усомнился в существовании бога.

Но я не про литературные качества романа, я скорей про историю...

Собственно говоря, сто лет назад люди, вероятно, не удивлялись тому, что очень мало знают про то, как живут в дальних странах – мир был большой и разный.

Сейчас легко подпасть под ложное ощущение глобализации и решить, что раз мы повседневно сталкиваемся с людьми отовсюду, и во всём мире продаются одни и те же предметы, мир маленький и одинаковый.

Рушди отрезвляет. Чужое мы всё-таки знаем по касательной, слышали звон, или видели картинки. Каждый из нас несёт в себе свою историю, в которой эмоционально ориентируется, даже плохо её зная. Вчера в разговоре с Лионелем я по какой-то ассоциации упомянула декабристов и тут же сбилась на рассказ о них – одно цепляется за другое...

У нас в Америке был приятель – индиец мусульманского происхождения по имени Омар , очень занятный человек, более всего похожий на английского лорда (в моём представлении) – чрезвычайно ироничный, балансируюший в разговоре на грани серьёзности, правда, всегда слегка наизготовку – в ожидании, что Индию как-нибудь обидят неуважением (своим можно – чужим нельзя). Кстати, он очень в этом напоминал русских. Так вот Омар как-то сказал, что не понимает, почему вторую мировую войну не называют европейской войной, – что это за европоцентризм. Сейчас-то я знаю, что его высказывание не вполне справедливо – в конце концов, в Индокитае тоже много чего происходило в это время, но, наверно, в сравнении с прочими тамошними событиями, – не такое уж выдающееся из ряда...

Чтение Рушди погружает в чужую историю так, как, на мой взгляд, только художественная литература и умеет – когда в результате чтения книжки пропускаешь через себя, примеряешь...

Как там машинистка, которая печатала «Иосифа и его братьев» сказала Томасу Манну – «я только теперь поняла, как это было на самом деле»...

...

Так и я из Рушди узнала много для себя совершенно нового про историю Индии и Пакистана. Оказывается,  мусульманская по происхождению интеллигенция и значительная часть умеренных мусульман из среднего класса яростно не хотели образования Пакистана. Многие остались в Индии и были по сути оттуда выдавлены самыми разнообразными притеснительными мерами. Например, у богатого человека можно было без объяснения причин заморозить счёт – хочешь-не хочешь – уедешь...

Но больше всего меня поразила история образования Бангладеша. Я по своей обычной безграмотности (географию я представляю себе только тех мест, где бывала) не знала, что сначала Пакистан состоял из двух, территориально не соприкасавшихся кусков, между которыми была Индия. Основной Пакистан – жуткая религиозная страна, и небольшой свободомыслящий его хвост, который захотел отделиться.

И тогда Пакистан обманом послал в будущий Бангладеш переодетую в штатское армию – пассажирскими самолётами. Ну, а дальше, выгрузившись и получив оружие, эта армия пошла жечь, хватать интеллигентов, крестьян, впрочем, тоже не щадя, – принялась превращать страну в пыль.

Тут вмешалась Индия – если верить Рушди, прежде всего потому, что Индия не могла справиться со сносившим границы потоком беженцев.

Индийская армия победила, и встретились два генерала – индийский-победитель и пакистанскийпобеждённый  – и были они добрые знакомые – оба служили когда-то в английской армии. Стали они выпивать, да былое вспоминать – и индийский генерал сказал пакистанскому: «слушай, тут про тебя всякие байки рассказывают, про пытки, про убийства – врут, не стесняясь». И пакистанский ответил: «врут, конечно».

Во всех колониальных историях есть общее – генералы, служившие в английской армии, генералы, служившие в советской...

И развал империй – тяжёлое дело, даже когда огромны центростремительные силы.

В общем, прочитала я этот, по сути, мифологический роман очень поверхностно – в сухом остатке – несколько картин, да исторические сведения, да, почему-то толчок к мыслям о самоидентификации.

...

Всё более бессмысленным мне представляется понятие национальности. Этническое происхождение мне никогда не казалось заслуживающим большого внимания свойством. Но сейчас и национальное происхождение в широком смысле, взятое вне социального круга и истории, начинает казаться такой же бессмыслицей. Пересечение родного языка с временем? С детством, с местом в истории?... Узкая штука. Соплеменников не так много... Разве что язык – шире, да и тоже не так широк, как кажется с первого взгляда, – скажешь себе иногда, услышав где-нибудь в автобусе русскую речь.

Гражданство, дающее право голосовать, и место жительства – понятия куда осмысленней и чётче – общее пространство, общие законы, общая ответственность за этот кусок пространства...

Tags: бумканье, время, книжное, литературное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 48 comments