mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

письмо вчера пришло

Давным-давно в городе Провиденсе среди наших разнообразных университетских знакомых был египтянин Али - аспирант-физик.

Через Али мы познакомились с целой египетской аспирантской компанией. Причём, как часто водится - мальчики-точники, девочки-гуманитарки. Общаться с этими ребятами было очень приятно. Свои - книжки читали, на общие темы разговаривали, друг за друга держались привычным нам образом. Ещё знали множество языков. Верующих мусульман, по-моему, среди них не было совсем. Обычные атеисты.

В компании была одна арабо-еврейская пара - Фернан и Магда, Фернан - из египетсяких евреев, выгнанных из страны Насером.

А Али был женат на красавице из древно-египетских - с длинными глазами. Она перевелась из Брауна в аспирантуру в Калифорнию и там Али бросила. После этого он стал чуть ни каждый день ей звонить с общего телефона - дом Али снял на пару с израильтянином Яроном. Ярон был у Али лучший друг. Вообще израильтяне и арабы в Провиденсе много общались - говорили "мы с Ближнего востока, друг друга всегда поймём." Ярон страшно Али сочувствовал и терпел эти бесконечные телефонные разговоры.

В Брауне в те времена водился некий профессор Шапиро, которого русские аспиранты (а их было несколько штук - эмигранты прямо из России, и приехавшие из Израиля) звали - мудак Шапиро, - за что - я, на самом деле, не помню. Али оказался способен произнести "мудак Шапиро" без малейшего акцента, и постепенно, не без его участия, этот профессор приобрёл титул. Мудак Шапиро, как граф Шапиро.

Али не закончил аспирантуры. Ему страшно не повезло. Его научным руководителем был некий профессор-кореец. Фактически у этого корейца удерживались только ребята из Кореи и соседних с ней стран. Дело в том, что он требовал от своих аспирантов корейских форм вежливости по отношению к себе - с поклонами, реферансами и придыханием. Али не выдержал, ушёл от шефа, потерял финансирование.

Отец Али выращивал в Египте бананы. Банановые деньги были немаленькие, но содержать сына на Западе не позволяли. А мать с отцом давно разошлась и жила в Италии с другим мужем. Бросив аспирантуру, Али уехал в Европу.

Мы ещё раз пересеклись с ним во Франции, ещё когда жили в Америке и в Париж приехали на каникулы. Были у него в гостях. Он тогда жил с француженкой и писал картины. Расспрашивал нас про Лимонова, которого тогда как раз перевели на французский.

Потом мы совсем растерялись, только слышали от наших общих приятелей-израильтян, что Али вернулся в Египет, стал работать с отцом. Эти наши знакомые побывали у него в Египте и дали нам его мэйл.

И вот недавно Бегемот послал ему письмо и ответ получил.

"......

I'm finally politically born, about a month and a half ago and have sooo much to catch up... Today there's news that they are dismantling the amn dawla, the egyptian stasi.... and i'm going off to a meeting in a few minutes... i have joined a group, actually rebecca (my english/irish wife) and i are going...

.......

I'll email you some more when i get back if still in one piece

........."

На самом деле, в любой революции всегда есть и плохое, и хорошее. Наверно, не бывает только белых и только чёрных. И говно всегда всплывает, и насилие всегда... И вольный ветер, и разрушение гнусного обрыдшего, привыкшего быть безнаказанным...

Есть люди по природе - охранители, и люди - по природе революционеры, и те, у кого могло по-разному повернуться.

А баланс революции современники не всегда могут угадать...

.....

В Египте живут не только необразованные крестьяне и исламисты, там и интеллигенция не глупей нас ....

А вдруг у них получится...
Tags: истории, люди, полемика, пятна памяти
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments