mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Увидела в ленте, что умер Игорь Семёныч Кон – один из героев моего детства.

В конце шестидесятых его книжку «Социология личности» все читали в интеллигентском кругу. По словам Бегемота, когда Кон выступал на ленинградском физфаке с лекцией по сексологии, от наплыва народа в аудитории что-то там провалилось – хочется сказать, что потолок, но ведь провалиться может только пол – впрочем, если у кого-то пол, то у кого другого и потолок.

Я сомневаюсь, что сейчас коновские новомирские статьи, или эту потёртую небольшого формата чёрную книжку, которая уехала с нами в эмиграцию в «дальнем» багаже, интересно было бы перечитывать, – в конце концов, и тогда было понятно, что Кон не столько своё говорит, сколько непечатное западное пересказывает.

А уж сексология – запретный плод! Была ещё книжка Рюрикова – «Три влечения» – когда я лет в 17 её прочитала, она мне показалось чудовищно глупой, а в поколении на 8 лет меня старшего Бегемота и ею зачитывались. Ну, а Кон всё-таки писал по-человечески, так что немудрено, что провалился пол.
У ЛИТМО (ленинрадского института точной механики и оптики), в котором работал бегемочий папа, была туристкая база в моём любимом месте на Карельском – в Ягодном – у нежного озера с коричневатой нехолодной водой, – вокруг холмы, черничники, и взберёшься – ветер в соснах – тот самый, пастерначий, морской.

В 72 году летом мы втроём с Бегемотом и с Ниной приехали в Ягодное с палаткой – в электричке до станции Петиярви, оттуда несколько километров пешком через лес.

Было то самое жаркое лето, когда горел под Москвой торф. В августе я должна была сдавать вступительные экзамены в Герценовский. А в июле мы каждый викенд куда-нибудь с палаткой ездили.

На базе ЛИТМО тогда оказались одновременно бегемочьи родители и Кон, с которым бегемочий папа нас познакомил. Совсем не помню, о чём мы с ним разговаривали, небось стеснялись.

Ночью в жару в палатке с открытым пологом – сплетничали. Про Кона ходили слухи, что он гомосексуалист. Тогда так это казалось загадочно, и как-то приобщало нас к раскованной западной культуре – надо же, настоящий гомосексуалист – вот об этом мы и болтали.

А утром Игорь Семёныч сказал нам, что ночью он плавал по озеру, хотел к нам в палатку зайти, но постеснялся, – вдруг мы спим.

Как, небось, над озером ночным неподвижным все звуки отчётливы – хоть рыба плещет, хоть наша болтовня.

Так мы и не узнали, слышал ли он нас.

Сколько всего с тех пор было – с того озёрного слабого плеска на песке, комариного писка, светлой северной ночи...

Заглянула в википедию – сколько Кон успел написать и издать с тех пор, – тогда, сто, двести лет назад – это было начало, а казалось ведь – взрослый такой человек. Хоть и в озере ночью плавал, и чужие разговоры подслушивал...
Tags: истории, люди, пятна памяти
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 53 comments