mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

...

Когда мне было лет 10,  у нас появился определитель растений Нейштадта. Это удивительная книга, построенная по принципу экспертных систем,  о которых в моём детстве, я думаю, и не слыхали. Однако, профессора Нейштадта никто не числит в отцах-основателях - а зря.

Берёшь цветок и потрошишь его, ведомый вопросами о числе тычинок, о том, есть ли шпорец, о том, какая завязь. Каждый следующий вопрос зависит от ответа на предыдущий. Нейштадт ведёт тебя по классификационному дереву с огромным числом ветвей.  Запихни это в компьютер, оформи в виде диалога - и чем не искусственный интеллект?

Папа купил Нейштадта в "Доме Книги".

Кроме определителя растений, там продавался ещё и определитель птиц. Одна неприяность - для определения птицы очень важны хвостовые перья. Поскольку довольно трудно ознакомиться с хвостовыми перьями, не поймав птицы, определителя птиц папа не купил.

Мы жили тогда на даче в Усть-Нарве. Жизнь немедленно обрела цель и смысл.

Это было как обретение языка. Назови истинным именем и получишь власть.  Таинственные и прекрасные имена - майник, грушанка, одноцветка крупноцветная. Корявые неприятные - бурачник, короставник. Смешные - букашник, козлобородник.

Грушанка и одноцветка - потайные цветы - спрятаны в тени в самой глубине леса под деревьями.

У бурачника и короставника - толстые мохнатые стебли, цветы грубые несимметричные.

Лето кончилась. В школе началась ботаника. Конечно же, я была самой лучшей в классе после лета с Нейштадтом. Учительница была толстая глупая старая тётка, которая любила порассуждать об ученических грехах. "Вот фильм "Доживём до понедельника" - могли бы показать, как дети пол моют, а показывают что - как они учителей не уважают, сочинения из учительской крадут."

Я всё равно любила ботанику. Я пыталась выделить из зелёного листа хлорофил, прокипятив лист в спирту - спирта не было, я налила водки из графина в маленький ковшик и поставила ковшик на газ. Водка вспыхнула, взметнулся столб пламени, показавшийся мне огромным, я, возможно, завопила, а может быть, и нет - не помню. На кухню вышла соседка тётя Тася, погасила газ, потушила водку.

А лисички взяли спички, к морю синему пошли, море синее зажгли.

Я вырастила из маленького бобёнка огромный завесивший всё окно боб, который без меня летом погиб - его съели какие-то вредные насекомые.

Бобёнок сначала прорастал на мокрой ватке. Мне всё хотелось в точности поймать момент, когда появится росток, когда листок. Но нет - хоть сиди ночью и слушай, как растёт трава - не поймаешь.

Этот вопрос о непрерывности и прерывистости времени меня с детства как-то беспокоит.  Вот был щенок - 13 килограммов, и вот уже зверюга - все 60. Ребёнок, который только что был совсем маленьким, уже бегает и говорит.

И каждую весну - где, ну, где этот миг перехода. Нет листа - есть лист. Цветок и уже нет цветка.

Может быть, если  научиться видеть, как постепенно вылезает лист, возникнет какое-нибудь более правильное восприятие действительности, какое-нибудь примирение с временем, с временем, которое утеряет дискретность.
Tags: пятна памяти
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 47 comments