mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Categories:

Мои любимые люди – ветеринары

В начале лета мы заметили, что Кате стало тяжело ходить на длинные прогулки. Уставала, пыхтела, плелась без радости...

Ещё в марте мы с нашей ветеринаркой и её помощницей втроём взгромоздили Катю на старенький стол под рентгеновский аппарат, едва этот стол не сломав – он покосился, но не подломился. Ветеринарка показала мне пятна в бронхах – хронический бронхит, старческая болезнь. В лёгких всё было чисто. Но ужасающий артроз с торчащими отростками костей – несчастье больших собак – на рентгене был отлично виден.

Вернувшись из Дордони, где Катя не хотела особенно двигаться и по общему впечатлению хандрила, сделали ей анализ крови, который оказался совершенно нормальным. На слух в лёгких всё было чисто, аппетит отличный, как всегда, рентген делали недавно.

В общем, решили, что артроз ей мешает ходить, а хронический бронхит – дышать.

Нюшенька вот в последние месяцы жизни с огромным трудом вставала, приходилось поднимать её, просунув под живот полотенце.

Но Нюшеньке было тогда почти 12, а Кате ещё только будет 9 в октябре.

Пригорюнилась я и стала приучать себя к мысли о том, что Катя с зимы очень постарела... Да, раньше Нюшеньки, но ведь и у людей по-всякому бывает...
Собрались уезжать – сначала в Па де Кале, потом в Бретань, потом на Средиземное море.



Я взяла у ветеринарки мешок с лекарствами – от артроза, глазные витамины, чтоб катаракта не развивалась, сердечные (симптомов нет, но у всех больших собак с возрастом сердце увеличивается, и сейчас считается, что очень неплохо до симптомов начинать давать лекарство).

Пошутили с ветеринарной помощницей, которая мне отсчитывала таблетки – фильм «Катя едет на каникулы».

Ну, и отправились. В Па-де-Кале ходили с ней вечером на пляж – она даже чуть-чуть иногда бегала, насколько вообще ньюфы бегают – с приятнейшим чёрным псом. Но так, не рвалась гулять...

В Бретани и вовсе расхотела шевелиться – лежала целыми днями на холодном полу, практически не общалась.

Только, казалось, к еде и остался интерес – молодую кукурузу с поля грызла.

Потом через Париж на юг. Два дня ехали, потому что очень не хотелось целый день везти Катю в машине без кондиционера. Да и вообще утомительно. Так что в Лионе остановились. Было нежарко, а в гостинице и вовсе кондиционер, однако Катя пыхтела...

И даже как-то на еду не кинулась, – съела, но надо было её уговаривать...

Всю ночь как-то попыхивала, и ещё лапы стали расползаться на плиточном полу, как когда-то у Нюши.

Я была уверена, что артроз, несмотря на антивоспалительное, очень обострился, и что Катя пришла ровно в то состояние, в котором была Нюша в последние полгода жизни...

Добрались до сада с домом – Катя поела с аппетитом, но оставалась безучастной. Только когда я с ней беседовала, хвост мне отвечал, а остальным и вовсе не удавалось её разговорить.

Через пару дней я позвонила в местную ветеринарную клинику – в надежде на совет и на какое-нибудь более сильное лекарство.

Милейшая секретарша сначала сказала, что можно попробовать увеличить дозу, а потом по моему голосу поняв, что я очень беспокоюсь, предложила приехать.

Посидели в небольшой очереди, где пыхтели все пациенты, не только Катя. Лабрадор, живущий в деревне, временами убегающий в поисках приключений, был укушен неизвестной большой собакой. Кот подрался из-за дамы... Чего не услышишь в очереди к ветеринару.

Милейшая девочка-врач выслушала нашу грустную историю и сказала – давайте всё ж убедимся, что нет ничего, кроме артроза.

В лёгких чисто, сердце без шумов, температуры нет. Сделала анализ крови. И нашла незначительную анемию.

Проверила, нет ли двух страшных инфекционных болезней – лейшманиоза и лептоспироза.

Не нашла.

Решила убедиться, что нет внутреннего кровотечения. Собаке 9 лет, надо быть уверенными, что не опухоль.

Направила нас на УЗИ в клинику возле Тулона и подчеркнула, что отправляет к очень хорошему доктору, УЗИ ведь дело такое – очень многое зависит от врача.

Тем временем выписала кортизон, который при артрозе, если недолго его принимать, помогает выйти из особенно болезненного состояния, ну и антибиотик, его с кортизоном всегда дают.

Клиника – очень страшное место – там не до смеха, туда возят зверей, которых лечащие ветеринары направляют на анализы и операции. Кошек было мало, а собаки... Была лабрадориха – она дышала с присвистом, кашляла, но хвост ходил ходуном. Чёрный терьер – молодой весёлый, обнимал хозяйку, а из зада у него кровь капала, и хозяйка уже знала, что опухоль... И почти с каждым зверем два человека.

Мы втроём с Бегемотом и Танькой приехали. Вышла строгая с виду женщина средних лет, у Кати опять разъехались ноги, но у нас уже было на такой случай полотенце под живот.

Положили её на спину – Бегемот держал ей передние ноги (он уверен, что Катя потом на него за это дулась), мы с Танькой задние (нас ей было не видно). Сделали УЗИ – всё, вроде, нормально. Потом ещё УЗИ сердца – тоже ничего интересного.

Я воспряла духом, но строгая женщина заметила, что не очень верит она, чтоб собака так пыхтела из-за артроза, ведь она пыхтит даже в покое. Решила «посмотреть на этот хронический бронхит». Сделала рентген – оказалось, что оба лёгких страшно поражены.

В общем, сказала она нам, что вероятней всего это рак. Я спросила, можно ли чем-то помочь, может ли собака ещё пожить... Ответ был – мало что можно сделать.

Ну, кортизон, конечно, надо давать, антибиотик с ним. Может быть, пункцию... Но прибавила, что окончательный диагноз даст только сканирование. Остаётся малюсенькая вероятнось, что не рак, а всё-таки пневмония.

Это было в пятницу вечером, на утро понедельника она назначила сканер.

В викенд я мысленно прощалась с Катей и пыталась как-то утешить Ваську... При этом, не веря себе, видела, что с антибиотиками и кортизоном ей, вроде бы, становится чуть лучше.
...
А в понедельник строгая тётенька показывала мне снимки и подробно объясняла, что именно она на них видит и почему это – пневмония!!!! Длинная тяжёлая абсолютно неслышная, – она, вероятно, началась очень давно.

Весь месяц к нам медленно возвращалась прежняя собака, – та, что протирает носом дырки в коленях. Любит потанцевать. С чудовищным аппетитом.

В эту субботу мы с ней были у нашей родной ветеринарки. У Кати в карточке она перед отъездом на каникулы записала – если собака будет не в форме, когда вернётся, сделать рентген.

Сейчас, когда ветеринарка её увидела, исхудавшую, когда посмотрела на рентгеновский снимок, она сказала, что была б уверена по снимку и впалым бокам, – рак лёгких.

У нашей ветеринарки с исключительно чуткие уши, – послушав Катю, ей удалось услышать не хрипы, но какое-то легчайшее изменение тона там, где воздух не совсем хорошо проходит.

Решила, что ещё месяц антибиотиков при таком воспалении лёгких очень не повредит.

А строгая женщина, которая делала нам сканер и УЗИ, оказалась весьма известной. Когда наша ветеринарка училась, та работала в Лионе и считалась лучшим специалистом в диагностике, – компьютерной, рентгеновской, в общем, во всём, где картинка.

Вот ведь – во Франции очевидным образом и человеческая медицина, и звериная – очень женские профессии. У нас девочек – раз-два и обчёлся – не хотят в инженеры, а в медицинских и ветеринарных школах – больше половины. Так что есть всё ж статистическая гендерная разница, хотят того феминистки, или не хотят.

А Кате-то как повезло – прописали ей для поправки и потолстения сливочное масло, мясной фарш, рисовую кашу, варёную морковку.

Кстати, пока ей было плохо, фарш она ела с удовольствием, а обычно столь любимые фрукты, не хотела.

А тут несколько дней назад сожрала корки с целой дыни, и уж арбузных без счёта.

Я возвращаюсь вечером домой – и не нарадуюсь – навстречу Катя, и я только пытаюсь на ходу скинуть штаны, в которых на работу хожу...
Tags: Катя, звериное, люди, собачье
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 127 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →