mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Raymonde Carroll. Cultural Misunderstandings: The French-American Experience

Эта книжка наверняка будет любопытна людям, знакомым с обеими странами – и с Америкой, и с Францией.

Но я думаю, что и многим другим.

Raymonde Carroll – этнограф. Француженка. Муж у неё тоже этнограф – американец.

Она пытается применять метод, который называет культурологическим анализом, в том числе к собственной культуре. Тон задаётся вопросом: а что если поглядеть на свою культуру взглядом постороннего, применить к ней методы, которые этнографы употребляют при «полевых» работах на каких-нибудь дальних островах.

Собственно, Кэрол начинает с рассказа о жизни на полинезийском атолле, до которого корабль по расписанию раз в месяц доплывал.

Кажется, сейчас этнографы часто расширяют поле своих интересов и изучают не только дальние и исходно непонятные способы жизни, но и ближние, вроде бы очевидные.
Кэрол очень чётко отделяет «культурологический» анализ от социологического. Она настаивает на том, что социальное меняется куда быстрей «культурного», что «культура» в смысле мельчайших незаметных привычек, априорных ценностей меняется так же медленно, как язык.

Кстати, не уверена, что она права в нынешнем глобализированном интернетном мире, возможно, процессы убыстрились.

Эта книга написана в конце 80-х, до интернетной эпохи, до мобильников, до практически бесплатных телефонных звонков через океан. Соответственно, многие её примеры устарели.

Главное в её подходе – ни в коем случае не расставлять оценок, не принимать сторон, не отказываться от своего (это кончается неврозами), но и не ругать чужое – пытаться выявить разницу и жить с ней дальше, поняв.

Когда несколько лет назад я ездила в Малайзию по делам студенческого обмена, тамошний университетский шофёр (у наших партнёров в Куала-Лумпуре гостей возят на машине – встречают, провожают, доставляют в универ и в гостиницу) спросил у меня: «а вот скажите, чем Англия отличается от Франции?»

И я поняла, что, наверно, глядя из Малайзии – ничем. Всё определяется тем, откуда смотришь.

Книга Кэрол поразила меня прежде всего тем, что если б я писала о культурной разнице между русскими и американцами, – у меня вышла бы книжка-близнец.



А ведь при взгляде из Франции русские на французов вовсе не похожи.

Очень бы хотелось прочитать культурологический анализ, сравнивающий американцев и итальянцев, американцев и немцев, американцев и англичан.

Книга Кэрол – результат «полевой» работы – она не просто рассуждает, исходя из своего опыта француженки, живущей в Америке с мужем-американцем, она опросила чёртову уйму информантов.

Когда-то очень давно я читала две книжки о России, написанные американцами, долго жившими в Москве. Оба общались с людьми, были до какой-то степени приняты в диссидентский круг. Одного американца звали Хедрик Смит, а второго не помню как.

Обе книги были довольно ограниченные, с большим количеством глупостей, но были там и занятные рассуждения. В частности, в одной из этих книг говорилось, что русские вопринимают друзей как расширенную семью, мало того, как семью, построенную по собственному выбору, а не унаследованную.

Кэролл употребляет именно этот термин – расширенная семья – говоря о французском отношении к дружеским связям.

Книжка её состоит из глав, посвящённым разным сторонам жизни.

Одна из глав посвящена отношениям в «паре». И в ней Кэролл фактически описывает культурную разность, которая лежала в основе одной из моих существенных проблем в Америке. Пара в американском представлении должна всегда держаться вместе. Завести собственных друзей очень трудно, тебя не воспринимают, как отдельную личность.
Во французском представлении, как и в русском, сохраняются личные друзья, собственный кусок жизни, личное пространство.

Есть глава, посвящённая дружеским отношениям. Во французском представлении, как и в русском, друзья без просьб оказывают друг другу крупные услуги, американцы об одолжениях просят. В Америке очень существенен счёт «взаимностей» – в ответ на приглашение должно последовать приглашение, в то время как во Франции это совсем не обязательно.

Очень любопытно, что француз от друга не ждёт безусловной поддержки собственной точки зрения. И от партнёра тоже не ждёт. В Америке же партнёры могут ругаться дома, но выходя во внешний мир, выступают единым фронтом.

Во Франции вполне естественно сказать другу, что он глупо себя с кем-то вёл, и дружеская поддержка включает «встряхиванье», то есть неодобрение идиотских поступков. От друга ждут этого. В Америке же друг должен в любом случае принять твою сторону, даже если ты сам считаешь, что поступил глупо, роль друга – укреплять твою уверенность в себе. Кэрол рассказывает про какую-то француженку, которая пожаловалась на мужа американской подруге, а та подхватила и стала его ругать, да так, что тётке захотелось всеми силами мужа защитить.

Очень любопытна глава о мелких услугах. Совершенно по-русски информанты Кэрол, французы в Америке, вечно переправляли какое-то барахло через океан со знакомыми, в то время, как американцы пользуются для этого почтой.

Француз, разбив что-нибудь в чужом доме, или вылив вино на ковёр, воспринимает случившееся, как полную ерунду, и хозяин дома, где такое случилось, всячески поддерживает своего приятеля в минимизации случившевшегося. Отношение к мелкой порче имущества, как к чуши, залог французских приятельских отношений.

В Америке ситуация обратная – испортивший максимально старается возместить причинённый ущерб, и залогом отношений является как раз то, что хозяин дома принимает возмещение ущерба.

Последняя глава книги – открытые вопросы. Один из них – отношение к деньгам. Кэрол не касалась этой темы в своих опросах, так что может не более, чем высказать какие-то свои ощущения по этому поводу, и этого недостаточно для выводов. Совершенно очевидно, что для американцев деньги играют огромную роль не как средство, а как цель.

Деньги в Америке – это универсальное мерило успеха. Понятно, что во французской культуре они этой роли не играют. Кэрол пытается нащупать, что же во французской культуре играет ту же роль, что деньги в американской. И в её недоказанном ощущении – мерило успеха – это личное обаяние, способность привлекать людей, в частности, способность легко и успешно заводить романы.

Ещё одно непроверенное – она пишет, что ей кажется, что французская культура ближе к чёрной американской, чем к белой. Но оговаривается, что вопроса не изучала. Интересно, что ровно это чувство было у меня в 80-ые – что отличие русских повадок от белых американских колоссальное, а с чёрными общего куда больше.

То, что Кэрол говорит о французах, я говорила о «тогдашних» русских и не сказала бы о сегодняшних. Сейчас мне несомненно кажется, что культурные изменения, произошедшие в России за 25 лет, совершенно огромны и что все они сдвинули русскую культуру в американскую сторону, но опять – это на уровне ощущения, так что недоказательно.

Кэрол, кстати, советует людям применять описанный ею культурологический анализ в повседневной жизни, чтоб не стукаться об углы, сталкиваясь с «другими».

Не знаю уж, насколько это полезно, но определённо интересно.
Tags: книжное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 116 comments