mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

У нас потихоньку начинается сезон не то чтоб урожая, но сбора, или лучше сказать завлеканья дудочкой будущих студентов. Салоны, где инженерные школы, университеты и прочие заведения себя по-всякому продают, – купите бублики – давно уже вовсю идут – почти каждый викенд где-нибудь что-нибудь. Запись на конкурс для лицеистов ещё не открылась, но вот те, кто хочет к нам на третий курс после разного рода двухгодичных технических университетов, начинают появляться.

Вчера мы с Лионелем беседовали с очень забавным мальчиком по имени Рене.

Пришёл он к нам с большим рюкзаком – по дороге из родного города Сен-Этьена в Швецию, где учится год по обмену. Как раз в Швеции он повстречался с одним нашим пятикурсником, тоже там по обмену, который ему всячески нас рекомендовал.

У Лионеля к Рене сразу возникло некоторое родственное чувство – через Сен-Этьен. Лионель когда-то, сделав перерыв в аспирантуре, прожил там год в самом трущобном. Он работал в благотворительной организации, которая бесплатно селила добровольцев (в субсидированных квартирах)и бесплатно их кормила (в значительной степени непродажными продуктами с истёкшим срок годности – ну, скажем, просроченными макаронами). Лионель учил математике подростков, которых посадили бы в тюрьму, будь им чуть больше лет. А по малолетству их вместо тюрьмы заставили ходить в школу. По словам Лионеля, назвать то, что он делал, обучением математике вряд ли можно, но чему-то он всё же пытался научить. Через год ему предложили работать за зарплату, но он вернулся в аспирантуру, навсегда сохранив некоторые родственные чувства к городу Сен-Этьену.

Мальчик Рене сначала, как водится, держался довольно скованно, тем более, что отметки у него весьма средние, и мы не вполне одобрительно расспрашивали его, почему он хочет в инженерную школу, если он явно не слишком любит математику.

Он чего-то там бормотал, а когда дошёл до программирования, очень оживился – было очевидно, что писать код – для него и вправду удовольствие.

Ну, а уж когда мы его спросили, что ещё он любит делать, кроме как программировать, – он рассказал нам про свою работу скаутского вожака.

Оказывается, в скаутизме есть несколько течений – Рене в католических скаутах, что вовсе не означает религиозной принадлежности. Просто он в ветви, основанной когда-то католиками. Ребята там самые разные. В большинстве абсолютно неверующие (как и он), немало детей из мусульманских семей.

По его словам, религиозной пропаганды католические скауты не вели никогда, но традиционно в этом движении очень много внимания уделяется разговорам – на разные «важные темы» – «о смысле жизни» и разных разностях. Ну, вроде как приучают детей думать и говорить. Что не мешает им весьма активно заниматься разного рода трудом – например, этим летом Рене был ответственным по кузнице, где подростки с кайфом работали.

Лионель потом сказал, что Рене очень ему напомнил любимого друга Фредерика, с которым он как раз познакомился в том самом Сен-Этьене, где Фредерик тоже работал в той же благотворительной организации. Только в отличие от Лионеля, Фредерик науками не занимался, – не учился, а странствовал. Побывал в монахах, потом отправился в большое путешествие на Ближний восток, где повстречал странствующую американку, правда, в отличие от Фредерика доучившуюся и защитившую диссертацию по арабской литературе. Сейчас они с двумя детьми живут в восточном Иерусалиме, где она преподаёт арабскую литературу в университете, Фредерик тоже какой-то диплом получил и занимается всякой социальной организационной работой.

После разговора о скаутах, Рене заявил, что ещё есть у него план – закончив учиться, может, даже диссертацию защитив, он хочет дойти пешком до Китая. Мы с удовольствием пообсуждали это намеренье. Я рассказала ему про нашего знакомого Лёню Замятнина, который хотел автостопом объехать вокруг земли (пароходостоп включается), и объехал бы, ежели б не то, что пустился он в это путешествие после того, как ему прооперировали саркому... Из Калифорнии его самолётом отправили в Питер... И он умер вскорости.
Но Рене сказал, что автостоп его не интересует – он готов только на экологическое передвижение – пешком, или на велосипеде – и уже выяснил, что до Китая можно дойти за 9 месяцев (видимо, если нигде не останавливаться). Я рассказала ему, как Васька ездил на велосипеде из Ленинграда в Пицунду...

Ну и напоследок он сказал нам, что ещё любит играть на саксофоне джазовую музыку – дома по вечерам они с папой играют на двух саксах дуэтом.

Мы с приятностью провели час. Очень бывает утешительно, когда вдруг встретится какой-нибудь такой, выходящий из средних рамок, двадцатилетний человек...
Tags: Лионель, истории, люди, рабочее, радио
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments