mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Через залитую солнцем травяную поляну посреди почти опустевшего кампуса шла ворона – чёрная крепкая упрямая птица. А я смотрела на неё сверху, из окна третьего этажа.

Под клювом вороны ползла её тень.

Ворона зашла под дерево, тень растворилась в траве.

На какую-то ничтожную минуту я подумала об этой птице – выделила её из безымянности.

Одинокая ворона, нарисованная на летнем дне.

А за вороной развилка.

Направо пойдёшь – побренчишь в жестяной коробке щасливых кадров – выловишь оттуда совсем другую ворону... Мы шли с Васькой и юной Катей летним вечером, поднимались вверх по широченной нашей поляне, окаймлённой липами, – вечер, может быть, пятницы, весенний, или раннего лета, и вдруг наткнулись на ворону, ужинавшую на совсем открытом месте длинным вкусным багетом. Она увидела нас – посмотрела недобрым взглядом, подумала и, отломив от багета половину, улетела под липы. Там аккуратно положила добычу на землю и вернулась за остатком. Так что врут Лафонтен с дедушкой Крыловым, фиг бы ворона с сыром так просто рассталась. Летний вечер, небыстрое теченье, тёплая ленивая вода. Я совсем не помню дат, а сейчас почему-то хочется всякое событие пришпилить к бумаге, дать ему номер в личной картотеке – день – месяц – год. Эта ворона, наверно, была уже в жж-ные времена, мне за ней чудится разговор с Гали-Даной и с Наташей Хаткиной. Но поиск в жж по ключевым словам отсутствует – ищи ветра в поле.
Налево пойдёшь – пожилые армяне играют в домино. Это год назад. Июль. Почти жарко. Я вывела Ваську погулять – мы сидим на скамейке под уже давно отцветшими сакурами. Катя сначала внюхивается в воздух, тянет за поводок, я отхожу с ней к соседнему газону, мы его обходим и возвращаемся к Ваське. Катя лежит на асфальте-думает о чём-то, а мы в оцепенелой тишине слушаем стук костяшек – пожилые армяне из соседнего дома играют в домино за уличным щелястым столиком.

«Летом лето нам кажется вечным –
и зима научилась казаться...
Бесконечной в конечных пространствах –
дневном и ночном.
Эта сцена не удивляет
несменяемостью декораций...
Ведь не шашки стучат, или там, домино –
А простой – метроном!...»

.......................................................................................

Как Васька гордился, когда Колька ему сообщил, что видел его в Сикстинской капелле – он там грешников в ад веслом загонял.
Но я боюсь, Харон – вроде тех мужиков, стучавших в домино в летний день. Простой мужик с прилипшим к нижней губе окурком, в сдвинутой набекрень кепке, и никого он не заталкивает в ад веслом – «перевозчик-водогрёбщик» - вода с вёсел, река Нарова в Усть-Нарве, и плывём мы за грибами на ту сторону реки – на запретную – и не зря, как потом выяснилось, – одна родительская приятельница там заблудилась и выперла прямо на ракеты. Мальчишки, их охранявшие, испугались больше неё...

Направо-налево... Прямо, как известно, об камень ёбнешься в разреженном воздухе послежизни.

Лучше виражом – к вороне – у Circo Massimo в Риме – среди зелёной травы. Я её фотографировала, чтоб отметиться – парижские вороны – чёрные, русские и итальянские носят серые жилеты. Солнце пятнами на асфальте, прохладные церкви, прохладные бары, где у стойки я – капучино, Васька – экспрессо. 2006-ой год...
Упорно и радостно цветут ноготки по дороге в бассейн. Весь год, через зиму и мрак.

«А сквозь снег уцелевший
На свет – ноготки тёмно-рыжего цвета...»


Огромные нивянки качаются в высоченной траве и плывут облака, облака, когда переворачиваешься в воде на спину, и плывёт медовый запах, и черешенки на черешнях – сверкают разноцветными ещё боками...
 
Tags: Васька, бумканье, дневник, из окна, птичье, пятна памяти, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments