mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Не из важных, но всё-таки

***
Мы как-то заночевали
В «бед энд брэкфест»
В самой бретонской глубинке,
На опушке каштановой рощи,
Заблудившейся среди полей...

Хозяйка не только сдаёт пятёрку уютных комнат,
Но ещё у неё коровы, козы и прочая живность,
А дочка-студентка летом помогает ей.

Дочка – биолог третьего курса в университете Бреста,
Ещё в школе она могла выбрать,
Бретонский или английский будет у неё вторым языком.

Понятно, девчонка английский выбрала:
Ну, нет же в большом мире бретонскому места!
А что с ним будет потом?


Наверное, каждый год неизбежно
Люди лишаются ещё одного языка...

Но языки ведь пачками терялись и раньше,
И смотрели на это как-то небрежно,

Никто и не замечал общей потери –
И не только в средние века!
......

Наконец-то лингвисты шумят,
Выпускают на эту тему за томом том,
Но даже в самой глубинной Бретани слышно,
Что по-кельтски говорят с французским акцентом...
Так что же будет потом?

Утром девчонка нам сказала, что ночью
Родился телёнок.
Пошли мы в хлев полюбоваться на малыша.
Он не мог даже «муу» сказать,
Только про вымя помнил знающим ртом...
Ну кем он станет,
Быком племенным? Или так, ни шиша –
Говядиной на прилавке?

Пока он тычется носом в корову неловко...
Но всё же – что будет потом?

5 марта 2013

 photo telenok.jpg



Это последнее стихотворение, которое мы вместе отредактировали и поместили в файл, который назывался попросту "Новые стихи". В "Двоеточии" подборка из этого файла называется "Метаморфозы" - пусть теперь и весь файл так называется - маленький незаконченный сборник.

Нащупывая тему, вспомнили две очень давние поездки в Бретань с Каплуновским, ещё задолго до того, как мы стали снимать дома. В этот бед-энд-брекфаст, затерянный в вересковых пустошах и перелесках, мы попали дважды, в две разных поездки, - и оба раза подробно разговоривали с хозяйской дочкой, очень милой девчонкой, она и в университете училась, и масло взбивала жёлтое деревенское, и коров доила. А брат у неё тракторист. Мама, пожилая крестьянка, у которой изрядно не хватало зубов, держала бед-энд-брекфаст в сияющей чистоте, а по двору бродили козы, собаки, куры. Причём козы были только для радости, в этом доме не делали козьего сыра, потому что не любили его. На завтрак давали собственное молоко и масло, и варенье собственное.

В первый раз мы болтали с хозяйской дочкой про бретонский язык. А во второй приезд наутро она у нас спросила, не проснулись ли мы от шума - телёнок рождался, за братом посылали, вся семья собралась в коровнике.

Но мы всё это проспали. Попросили девочку свести нас посмотреть на телёнка. Увы, мы узнали, что стать ему говядиной. Девочка сказала... И сказала, что это очень тяжело - кормить, поить привязываться и знать, каков конец...


Ну, и вот записи к этому стиху.

Серединка отсюда :

"ощущение тревоги легко заменяется ощущением пути
и на первый план выступают другие заботы


в бед энд брекфест в бретани телёнок родился
баба знимается хозяйством, дочка студентка, помогает ей летом
бретонский язык - английский
неизбежно человечество лишается ещё одно языка
лингвисты шумят, а ведь в средние века языки терялись пачками
и этого никто не заметил




виноградник зимой - это полное отсутствие даже намёка на растение,
и никогда не подумаешь, что эти чёрные палки причина зелёных пиров " 3 марта


И на следующий день:

"Ну кем он станет, племенным быком, или говядиною на прилавке"
Tags: Васька, пятна памяти, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments