mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Category:

про сегодняшнее

Когда посадили Ходорковского, российская власть ещё делала вид, что она более или менее «нормальна» – играла в демократические игры с Западом, и арест безоружного Ходорковского омоновцами в масках, несмотря на чеченские войны и вошь на троне, был всё-таки громом, пусть и не среди ясного неба.
Сейчас ситуация совсем иная, властеносцы давно уже не притворяются государственными мужами – ну, бандиты, воры даже и не в законе, – потому что у тех, что в законе, определённая судебная система есть.

А вот уподобление нынешней власти советской мне кажется притянутым за уши, с тем же, или даже с большим успехом, её можно уподоблять власти гаитянской, аргентинской, когда люди исчезали средь бела дня, и многим другим диким организациям общества, существовавшим и существующим на земном шаре.

Всё ж основой советской власти был механизм, безличная система, в которой те, кто сверху, тоже были её винтиками, пусть и хорошо смазанными. Стоило кому-нибудь «верхнему» лишиться должности, как вся эта смазка пропадала – по сути не могли советские начальники особенно красть – всё, чем они владели, было не их, прилагалось к их положению в механической системе.

Правила игры были объявлены – была статья 58 за антисовесткую пропаганду, за «хранение и распространение» можно было посадить официально, и за очернение перед Западом тоже, и за клевету. Бубнёж закрытых судов 70-х соответствовал организации общества с официальной цензурой и официальным объявлением собственной непогрешимости.

В практическом отношении разница между нынешним положением вещей и тогдашним тоже очень велика. Причём, отличия есть как в пользу нынешней ситуации, так и в пользу тогдашней.

Тогда страна была закрыта – хлопнуть дверью было нельзя.

И мне кажется, что люди, никогда не жившие в абсолютно закрытой стране, не очень хорошо понимают, что это значит – когда отъезд по ручейку «еврейских» виз означал переход в царство мёртвых, да и эта возможность выскочить существовала меньше десяти лет...

Бандиты наказывают за попытку их сместить, боятся коллективных выходов на улицу и совсем не боятся слов. Это тоже очень серьёзное отличие. Слово в советские времена имело колоссальное значение, сейчас никакого – мели Емеля.

С другой же стороны, в 70-е посадить конкурента по бизнесу за педофилию, за гомосексуализм, или ещё за что, нельзя было, хотя бы потому, что бизнесов не было. Но в семидесятые и доносы с целью завладеть жильём соседа не практиковались, это удел тридцатых. Впрочем, ещё и потому, что ни фига жильём не завладеть было, даже если б соседа и отправили в тюрьму.

Советская власть семидесятых предполагала определённые правила игры, и ты совершенно точно знал, когда и как ты их нарушал. С бандитами игра идёт без правил.

И ещё одно свойство семидесятых – всем нам, советскую власть ненавидевшим, казалось, что если это механическое устройство общества убрать, наступит  почти золотой век. И слово для нас играло основополагающую роль, и чтение этих запретных, пришедших с запада книжек, часто и вовсе не антисоветских, совсем не политических, было почти оргазмической радостью... Так что нам тогда достались времена «прекрасной наивности»...
....

Я очень надеюсь и даже, пожалуй, твёрдо верю, потому что рациональная база не вполне тут достаточна, что бандиты не закроют границ, что это им страшно – ведь их-то награбленные денежки в западных банках, и им-то ездить необходимо...

Tags: полемика, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 54 comments