mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

В шесть утра меня разбудили цикады. Воздух твердел от их густого гуда.

Бледный дорассветный воздух в дверном проёме, открытом в сад.

Мне захотелось запустить таниным мячиком в ближайший куст, чтоб вышел оттуда с картины Шагала кривоватый сгорбленный с негустой бородёнкой скрипач в шляпе, поглядел бы недовольно. И унялся бы этот мужичок-с-ноготок из куста, скрипочку к груди прижимающий, прекратил бы пиликать.

Тут вступила – всегдашним приветом от Михайлова – гугутка. Это он рассказал нам с Васькой, что лесной голубь в несуществующей нынче стране Югославии – гугутка, потому что гу-гу, гу-гу...

Пока я собиралась с духом, чтоб добраться до мячика, она замолкла, а за ней и цикады...

Во второй раз я проснулась уже в половине девятого – в дверном проёме в плотную небесную синь возносилась пушистая сосна.

Мы отправились с Таней через рощу к морю – до кофе, до завтрака. И Таня пошла за нами в воду, поплыла впервые – неумело вытягивая шею, как Васька. Он даже плечи ухитрялся выставлять из воды; я отходила от него метров на пять, и он ко мне плыл – но только там, где встать было можно, и только так, чтоб подбородок не в воду. Вот и Таня так...

Сад качается зелёной разноцветностью, средой обитания – тут мирное сосуществование сосен с бананом, с персиком, выросшим из чьей-то выплюнутой косточки; в это зелёное колеблющееся простанство рвётся со стены бугенвилея, отражается в моём экране, плещет с деревянных балок глициния, и куст мимозы подрос за год, возвысился над олеандром, плещет на ветру жёлтой мелочью.

Я села на васькино место и гляжу на за год заматеревшую оливу, на сосну у края сада – пытаюсь проникнуть взглядом в это живое, дышащее, и за его пределы, – вот бабочка огромная пролетела, ящерица застыла на дорожке.

Прошлым летом Васька уже мало ходил, несколько раз всего я водила его к морю – и этот сад был для него – проёмом в мир – в пространство, становящееся временем...

Здесь исчезают стены, ты больше не отделён от деревьев, зверей, моря, истории – и шуршанье ящерок, и кабаны, по ночам танцующие в роще, и механическая считающая минуты ночная птица – и мы – под луной, глядящей из-за веток – с ними – руку протяни – и Таня, с которой я ночью я вышла на край рощи, подтвердила это гулким порыкиваньем, – в эту живую хрустящую шипящую ночь...
Tags: Васька, Лазурный берег, дневник, море
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments