mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Category:
В Тулоне узкие улочки – такие, как только в Италии и в Провансе, а вот в недалёкой Испании они тоже узкие, но другие. Охряные дома, ветер продувает насквозь, выдувает жару, превращая её в лёгкие прикосновения к задубленной солнцем коже. Штукатурка слезает, как самый верхний слой шкуры на плечах, на руках – после солнца – оставляя на загаре лёгкую пятнистость – до леопарда далеко.

Среди всех этих, похожих на узкие коридоры, улиц, где небо – высоченный потолок, – одна – облупленная, с закрытыми посреди дня лавчонками, названа по имени человека, который в 18 веке уговаривал парижан, что мармелад растёт в Тулоне на деревьях...

Как, небось, продувает в этих коридорах зимним мистралем...

На маленьких кривых неопределённой формы площадях-площадках не привычные пыльные платаны, а оливы – серебряные узкие листья не пылятся. Фонтаны и всякая весёлая ерунда– огромный носище корабля торчит из стены дома, за железным столом сидят двое железных картёжников, – они-то явно довольны тем, как вечность проводят.

Пешеходная набережная – облезлые обшарпанные рыбачьи лодки, явно прошлого века. Журавлиные шеи подъёмных кранов путаются в побрякивающих на ветерке мачтах. Мы сидели там под красным тентом, ели мороженое и пялили глаза на Время, – оно дразнилось и нежилось, напоминая Галке, как (эй когда?) она так же сидела и глядела на мачты в Греции – с малыми детьми в доканадской жизни. А мне – подбоченившись, слегка кривляясь сказало – и о том, что мы с Васькой не съездили ни в Грецию, ни в Турцию, ни на тропические острова, и о том, когда с подошедшего парома, похожего на многоэтажный дом, выползали гусеницей слепящие на солнце машины, что на Корсике и в Сардинии (почему «на» и «в»?) я была тому 27 лет назад... А потом не забыло напомнить и про то, как Лиля Лунгина рассказывала, что Виктор Некрасов подарил им с Симой бутылку с кораблём внутри – в память о Тулоне, где, кажется, шёл дождь, и они не попали на экскурсию на военные корабли... Чужая память так легко сплетается с собственной... Растворённая в воздухе, в этом невнятном бульканье, покачиванье, в бликах, в тени пальмы на жёлтой стене...

...

В Тулон мы с Галкой и Бегемотом отвозили Таньку – у неё не вышло в этом году на всё время приехать, и подхватывали там Славку. И было у нас три часа между поездами... Так вот впервые и попали в город, через который каждое лето проскакиваем без остановки...
А когда забрали Славку и выехали из-под земли (стояли на подземной парковке) на вокзальную площадь, оказались в машинной каше, достойной Неаполя, да простит меня Катька, если я наговариваю на Неаполь.

Когда я возила в Рим родителей, у папы было дополнительное удовольствие – по утрам пока мы копались, он сидел в гостинице на подоконнике и глядел на уличное движение, периодически вскрикивая и призывая меня разделить радость – скутеры разворачивались перед носом у машин, машины перегораживали улицу, гудели, все вместе вели себя так же вольно, как рыбы на променаде здесь, у скал...

Вот и в Тулоне у вокзала ползут машины и автобусы в два ряда, в третьем ряду, у газона в центре площади, транспортные средства стоят и ждут людей с чемоданами. А люди с чемоданами протискиваются мимо ползущих машин. В один стоящий автомобиль шла неспешно седая стройная старушка, ну, около, восьмидесяти ей, наверно, было. А другая лучезарная старушка вышла первую встречать. Они долго и жизнерадостно целовались, потом пихали барахло в багажник, а мы от нечего делать, понуро стоя и слегка нервничая, что в конце концов кто-нибудь ткнёт нас непочтительно в бок, на них глядели, ожидая, когда наша каша тихо прокатится к бутылочному горлу, к выходу в улицу...

И тут мы увидели, что нос старушкинской машины слегка вздыблен – вряд ли она так давно ездит, – небось, только что и впилилась во что-то или в кого-то. «Немудрено» - заметила по-канадски дисциплинированная Галка...

...

Вот и нам не так уж нескоро – стать весёлыми старушкАми и старУшками, не унывая впиливаться носами во что-нибудь полумягкое не очень страшное, встречать на вокзалах и в аэропортах, - говорит нам Время, старик Время по галкиному выражению. Эй ты, старикашка противный!!!
И нет страшней слова, чем никогда... Ни-ког-да... Все остальные слова – «это просто ерунда»...
Tags: Васька, Лазурный берег, Прованс, Тулон, бумканье, дневник, из окна, море, родители
Subscribe

  • (no subject)

    Я всегда говорила, что прелесть ЖЖ ещё и в том, что можно очень легко путешествовать во времени и заново узнавать, когда именно расцвела в чужом…

  • (no subject)

    ПЕСЕНКА Лене Довези до Парижа Этих рàкушек пустяк: Приглушённые прежде – Возле уха шелестят, И виденьем прозрачным Вдруг…

  • Всем весёлого Рождества!

    ФОТОРЕПОРТАЖ С МЕДОНСКОГО БАЗАРА Холодный сырой предрождественский день, и Фонтаны замедлены зимнею ленью. Базар – средь графической черни…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments