mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Categories:

злобное

Пару дней назад я слышала передачу про France cul, – как у меня часто случается, по дороге на работу – так что без конца и без начала.
Это была беседа с американским экономистом, фамилии которого я не запомнила, а потом искать поленилась. Говорил он, в частности, про то, что рабочий день в развитых странах можно было бы укоротить до трёх-четырёх часов. Уже дескать в 30-ые годы шла речь о том, что 15-ти часовая рабочая неделя совершенно достаточна для экономики.

Теперь – сказал он – огромная часть профессий 30-х годов исчезла, зато сколько же появилось бессмысленных родов деятельности в администрации. И назвал несколько занятий, ну там – управление трумпампум, изучение управления трамтямтям, – запомнить  этих названий даже на две минуты я не сумела, зато сразу вспомнила предмет «научный коммунизм».

Все остальные советские предметы выучить вполне можно было, даже не очень трудно. Ну, научный атеизм – это история религии; история партии – лживая, но всё ж история; политэкономия капитализма  не работала так, как Маркс предсказал в 19-ом веке, но содержание в ней было. С политэкономией социализма дело обстояло несколько хуже, но тоже через пень колоду сдать было можно.

А от научного коммунизма я приходила в ступор. Это был набор бессмысленных, бессвязных, лишённых содержания фраз. Причём этот набор слов занимал страниц триста учебника, и нужно было попугаем что-то из него пробормотать на госэкзамене. Даже наизусть этот чёртов учебник выучить было невозможно – не стихи ж! И даже не проза.

Однажды я даже посетила лекцию, не помню уж что меня на неё привело. Читал нам этот предмет молодой человек, слегка брызжущий слюной, с кривоватой чёрной чёлкой. Кажется, он взялся откуда-то из провинции, и вот достиг высот – доцент на кафедре!  На той лекции, которую я посетила, он сообщил нам, что Джордано Бруно подстригся в монахи. В общем, вполне могли ему в парикмахерской сделать монашью причёску, – в конце концов что тут такого.

Так вот нынешнее менеджеровское шаманство от научного коммунизма ушло недалеко, –согласна я с дяденькой.

Недели две назад мне пришлось потратить два дня на присутствие на семинаре, посвящённом ежегодному entretien d’évaluation – это когда ты с подчинённым раз в год обсуждаешь его успехи и ставишь перед ним новые задачи. Зачем наш директор пригласил к нам (деньги заплатил!) тётеньку из соответствующего заведения, зарабатывающего проведением подобных семинаров, мне невдомёк. Может быть, если твои сотрудники участвуют в этих игрищах, то вверенное тебе заведение заносят в красную книгу дебилов, например. И быть в книге дебилов в обществе важно и почётно, ну, как носить красные штаны.

Пришла тётенька, похожая на небольшую курносую круглую матрёшку. Не вредная, не противная, даже, может, не идиотка,  - просто делом таким занимается, которое в нынешнем обществе считается полезным – и начала рисовать диаграммы – внизу, к примеру, твои знания, повыше умения, а сверху личность. И не просто диаграмма, а диаграмма мистера такого-то, господина Дураковского.

Потом задание нам дала. Лист разделён на две колонки, в одной фразы типа «многие мои подчинённые дураки», или «сегодня светит солнце». А из другой колонки нужно каждой фразе выбрать правильное соответствие: факт она, или оценка, или ещё что.

И вот взрослые люди с высшим образованием прилежно занимались этой чушью два дня. А в последнем упражнении нам прочитали текст про некую не слишком юную тётеньку, которая живёт близко от станции, собирается на свидание, надевает не очень дорогой наряд с ценной брошкой, а потом у неё не заводится её старая машина.

Учительница первая моя сказала, что каждый должен написать на бумажке, сколько героине лет, сколько стоит её платье и брошка, как далеко от станции она живёт...

Мы написали, тётенька-училка собрала наши бумажки, выписала ответы на доске (они, естественнно, оказались разными), и тётенька нам важно сообщила: «вот видите, сколько в нас субъективности».

На матрёшку учительница была похожа не просто так – она по маме из Ростопчиных. Русского  не знает, но проводила занятия в разных странах, путешествуя с мужем-важным менеджером – в Бразилии, в Штатах, в Англии и вот теперь во Франции.

Надо сказать, что в процессе этих занятий, я в какой-то момент озверела и сообщила, что мои, так сказать, подчинённые – умней меня в сто раз, занимаются наукой, преподают не меньше меня, и это я их слуга – организовываю жизнь так, чтоб им было удобно, и беру на себя нудную хуйню, чтоб освободить им время.

Поскольку тётенька не злобная, она мирно это приняла и сказала, что да-да, понятно, специфика учебного заведения... Они ж одинаковые семинары проводят в инженерной школе и в фирме, торгующей косметикой.

Впрочем, инженерные школы зачастую ухитряются нанимать девочек, которых научили продавать помаду, чтобы они на всяких салонах, где учебные заведения себя рекламируют, показали товар лицом... Естественно, они этого не умеют, показываем товар мы, а девочки хлопают глазами и вспоминают диаграммы, которым их учили в плохоньких учебных заведениях.

Васька, когда слышал слово менеджер, хватался за отсутствующий пистолет. Остальные участники разговора пытались его образумить, объясняя ему, что среди людей, которых он нежно любит, есть менеджеры. Я злилась и справедливо утверждала, что я в значительной степени  менеджер – кроме преподавания, занимаюсь организацией. Старалась при Ваське особо менеджеров не ругать.

Но вообще-то рядом с миром, где решают задачи, пишут книги, лечат, делают компьютеры и мосты, как пиявка, как кровосос, функционирует мир администрированья без понимания. Это, увы, очень наглый мир, уверенный в собственной нужности.

Уже от многих выпускников я слышала, что инженеров-менеджеров сколько хочешь, а вот где взять думающих, технически грамотных!

А ещё администраторы очень любят покупать что-нибудь новенькое, они видят модернизацию в том, чтоб  вместо экселя использовать тяжеленную неповоротливую информационную систему, достаточно сложную, – и поскольку не очень умеют ею управлять, попадают к ней в рабство. Не могут изменить чего-нибудь вполне примитивного и важно говорят: система не позволяет в середине года добавить два часа в такой-то курс.

....

Ишмаэль объяснил мне, зачем нужны хорошие менеджеры – они удерживают тупое руководство, падкое на рекламу, от покупки очередной побрякушки.

И самый страшный ужас в том, что дети в массе своей не хотят идти ни в точное образование, ни в гуманитарное, - зато в менеджеры и в психологи несутся с носорожьим топотом.

Уууууу
Tags: Васька, полемика, пятна памяти, рабочее, радио, социальное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 82 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →