mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Categories:
Васька очень любил belle époque. А я всегда пожимала плечами – переукрашенные дома, похожие на торты, пышные витражи. Впрочем, я и вообще не любила архитектуры как таковой, – старые камни, соборы воспринимая по какому-то неархитектурному ведомству.

А тут меня накрыло – как и во многом другом – за Ваську. Я всегда его упрекала в бульдожестве, а он меня в халтурности. Он вцеплялся во что-нибудь и, пока не добивал, не успокаивался. А я делала сто дел сразу. И вот меня накрыло этой книжкой про Париж. Читаю только про город, в любую полусвободную минуту кидаюсь фотографировать в невнятном зимнем свете...

Васька в своей парижской книжке, естественно, писал про «прекрасную эпоху», отправлял меня снимать во всех ракурсах знаменитый изукрашенный дом Лавиротта на авеню Рапп. Почему-то я туда ездила без него (с работы) и долго прицеливалась – и так, и сяк снимала.

Васька написал о входах в метро по проектам Гектора Гимара. А я наткнулась на описание дома, построенного Гимаром. Castel Beranger, который жители переименовали в Castel Derangé, несмотря на то, что на каком-то конкурсе фасадов 1898-го года он занял первое место. И даже несмотря на то, что дом был по тем временам исключительно удобным – с ваннами и телефонами, – его звали бесовским и ругали на все корки. И ещё я прочитала, что Гимар построил немало домов примерно там же, где этот свихнувшийся замок, – в 16-ом районе. Вот и поехала в одно из воскресений на них смотреть.

Бывает иногда – нет, не déjà vu – что-то другое – поворот ключа, вход в другую реальность, в которой иная готовность откликаться. Я ходила по улицам, не глотая комок в горле. Конечно же, я поехала фотографировать не только безумный замок. Сначала я попала в сад поэтов – на лужайке там стоит каменный и очень симпатичный Мистраль в пальто и шляпе. А вокруг в траве камни с цитатами из самых разных поэтов. Там тихо и тепло, и цветут зимние вишенные, и стоят вдоль дорожек бюсты – Верлена, Бодлера... И неожиданно Пушкин, Александр Сергеич – собственной персоной. И калитка в соседний сад – там с 19-го века парижские оранжереи. Удивительное дело: толкаешь дверь и заходишь в гости к фикусам. К кактусам сам не зайдёшь, на дверях написано, что нежные они, и надо к служителю обратиться, чтоб он дверь открыл. Интеллигентного вида два мужика вышли из оранжереи мне навстречу – неспешно беседующие, ну, прямо греческие философы какие...

Оттуда я пошла к Гимару. Сначала я увидела его другие дома, попроще. И всегда где-нибудь на карнизе – подпись с росчерком. А потом дошла до безумца. Он оброс  железными морскими коньками, а с балконов многократно умноженная ухмыляется собственная гимаровская морда.

И глядя на эти дома, – весёлые хулиганские, – мне было так странно думать, что между нами больше ста лет.

Гимаровские дома –начало прошлого, моего любимого, – моего века. А потом сменились времена. И кончилась «прекрасная эпоха», и пришёл конструктивизм, столь ненавистный Ваське. Гимар впал в безвестность, а в 38-м от надвигавшегося фашизма уехал в Америку, там и умер – в 42-м, никому не нужный.

Васька почти разделял мою любовь к «Саге о Форсайтах». И для него очень важен был Босини – он считал, что Голсуорси описал идеального архитектора Прекрасной эпохи. И правда, дом в Робин Хилле – чем не из этих рехнувшихся домов.

Шестнадцатый район – такое слегка презираемое многими место – богато-буржуйское.

Но по обычному виду воскресных гуляющих мне показалось, что в этих домах живут разные люди – не обязательно богатейские наследники богатеев. Кто-то с коляской, какие-то ребята компанией...

У ресторанчика остановилась машина, и из неё вышли как раз типичные в моей голове жители шестнадцатого района – две пары, два старушкА и две старушки. Одна из ухоженных старушек обратилась к старушкУ: Мишель, я сама.

Бывает, что чужое захлёстывает – вдруг эту постороннюю жизнь с наверняка её предрассудками и чужестью ощутила... Вот жив ещё Мишель...

И стоят дома с подписями архитекторов – дикие разукрашенные дома. А начало прошлого века, оно где? У тебя на бороде? В чьей-то голове? Ускакало с дедом Пихто на коне в пальто?
 
Tags: Васька, Париж, бумканье, из окна, мы, эхо
Subscribe

  • Микромир

    Сегодня утром ­– белые цветы на лугу, белый иней на траве и на поле чабреца. Ночью был очень лёгкий, невесомый почти что минус. А потом потеплело.…

  • (no subject)

    – Таня, Марабуния, иди уж, дам тебе сырную корку и морковку, чай, не лишенка ты какая – Она не марабуния, она не страус – Может и страусом побыть,…

  • (no subject)

    Мохар, улыбающийся мальчик с Берега Слоновой Кости, принёс нам сегодня те самые яйца куриц, которые я в его произношении не могла разобрать. Коробка…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments