mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

Про Португалию

Мы сидели за столиком под зонтиком на маленькой кривоватой улице. Впрочем, как называть проходы между домами, – иногда поуже, иногда пошире, – иногда покруче, иногда положе, – и почти всегда с лестницами – бывает несколько ступенек, а чаще – длиннющие и прямо в небо –улицы ли это? Так или иначе, мы пили кофе и глядели на жизнь – вот похожая на таксу решительная собака вышла из кафе, прогнала наглого голубя, пристававшего к голубихе и не слыхашего про женское равноправие, огляделась, получила от прохожего сухарик, сжевала и отправилась к мальчишкам, гонявшим мяч на маленькой площади-площадке прямо под нами.

А вот тётенька со второго этажа в окно глядит в ожидании чего-нибудь интересного – и не зря –знакомая её, другая тётенька, мимо проходила с большой сумкой, зацепились языками – сначала та, что внизу, так и стояла, перекладывая сумищу из руки в руку, а потом всё же поставила её на мостовую. Вот уже и распрощались тётеньки, сумконосица подхватила поклажу, но нет – не так быстро сказка сказывается...

Мимо площадки-площади улица – прямо в небо, уж не знаю под каким углом – её в ширину почти целиком занимают узкие рельсы, на два тротуарчика места почти не осталось. А внизу улица кончается чем-то вроде крошечного депо, там под крышей стоит трамвай. Жёлтенький старенький лупоглазый вагончик – и как он только, пыхтя, вверх ползёт? Мы с Машкой зашли в полутёмное, похожее на уютную кухню, кафе, заплатить за кофе, и осведомились, когда пойдёт трамвай, чего это он в депо прохлаждается. Хозяйка, мягкая приветливая, как кажется, все тут люди, предложила подождать минут пятнадцать, но молчаливый дяденька, её муж, сидевший за столиком и напряжённо глядевший в комп (может, там футбол показывали?) её пристыдил –что ж ты газет не читаешь? – трамвай сломался, все знают! Я сразу (ау, Ослик) вспомнила любимый мультик «песню о буревестнике» и череду сломавшихся трамваев, на которых прибывали в школу нерадивые ученики, а потом маленький игрушечный красно-жёлтый, который в ту страшную бурю, напугавшую гагар, переломился с хрустом пополам...

Но этот лиссабонский Трамвайчик (Бегемот всё удивляется, что нет такой еврейской фамилии) не сломался пополам, как кушетка доктора Пальчика, нет, – он как раз починился, как мы случайно узнали, попав на ту же самую площадь через неделю. Мало того, он оказался фуникулёром, и когда один жёлтый вагончик шёл в небо, другой с непременностью спускался с небес ему навстречу по круговому тросу.

Трамваев в Лиссабоне очень много – красных, жёлтых, синих. И есть даже двухвагонные современные. Впрочем, куда чаще идёт два одиноких вагончика друг за другом – оно и понятно, – на этих крутых улицах, где на повороте трамвайчики лупят глазищи прямо в двери баров и кафе, двухвагонному слону не повернуть. Да и опять же – работа двум вагоноуважатым.

Иногда на улице умещаются рельсы в две стороны – целых четыре рельса, но не всегда, бывает и – одноколейка. Машины бодро подскакивают на булыжниках, катясь перед трамваями. К рельсам почти вплотную подходят тротуары, покрытые очень скользкой, особенно когда мокро, плиткой. Удивительно, что у лиссабонцев есть руки-ноги, – как на крутом спуске хоть раз в жизни не упасть под дождём под трамвай? Лестницы тоже ужасно скользкие, и головами пересчитывать многочисленные ступеньки должно быть удобно. За отсутствием у трамваев колбасы, некоторые недисциплинированные взрослые ездят на подножках.

Два запаха в Лиссабоне врезаются друг в друга – цветущих апельсинов и жареных сардин.

За запахом апельсиновых деревьев идёшь, как за дудочкой. Иногда он вдруг ниоткуда возникает, невесомый запах, и ищешь его источник, и нос ведёт к нему. А иногда сначала видишь дерево, в нетерпенье поводишь носом – ничего, и вдруг – рррраз – тут он, этот запах, возник от поворота ветра.

Цитрусовые, любые, обладают притягательностью дудочки крысолова – мыча, вдыхаешь, – из лучшего, что с нами с Васькой было в Севилье – там где зреют апельсины, и лимоны, и маслины.

Вдоль высоченной стены собора целая аллея апельсиновых деревьев, как всегда на них апельсины висят среди цветов, но только высоко – низко всё пооборвали. Машке удалось, потряся дерево, добыть мне кислейший сочный плод – сладко сорванное на улице, почти упавшее с неба.
Кстати, тут бывает небесная добыча и у собак – с неба падают бельевые прищепки, а их так приятно грызть. Таня бы обрадовалась – рраз и прямо в пасть. Если долго сидеть, раскрыв рот, точно какая-нибудь прямо в рот попадёт. Даже нам под ноги одна упала.

Можно с удовольствием разглядывать развешанное на верёвках под окнами бельё и гадать, кто тут живёт – почтенная матрона, аль юная девица. Джинсы под всеми окнами – так что, если лифчика нету, значит, мальчик.

В окна глядеть – любимое развлечение дедушек-бабушек-тётенек-дяденек, а иногда и дети им не пренебрегают. Одному мальчишке с высокого этажа понравился Бегемот – он дразнился barbicata – небось, раньше не видел бегемотов с бородой.

В соседнем доме один дяденька вечно глядел в окно и вдруг пропал на целый день – Машка, вспоминая Хичхока, взволновалась – не случилось ли чего.
Бесплатный уличный театр – трамваи, взрослые, дети, кошки, собаки – столько всех пройдёт за день перед наблюдательными глазами.

Из окон глядящие любят и поздороваться, рукой помахать – доброе слово и кошке приятно. А вот когда футбол, тогда не до улицы, по крайней мере, мужскому населению – все мужики по кафе или перед уличными экранами впериваются в телевизор.

Дети носятся по улицам, скачут через скакалку и в классики. Вообще в детстве надо многому научиться – хоть вот не падать под трамвай, поскальзываясь на мокрой плитке, хоть бегать – с одного холма вниз, вверх на другой, опять вниз – и на третий – тут уж без вариантов – не получается не терять высоты. Так что главное – закалка.

Судя по мартовским дождям и ветрам, тут зимой совсем не жарко. А если к примеру дождь, а потом вдруг ноль градусов, – и гололёд – как тут быть?

Люди приветливые спокойные достойные. Наша Сандра очень такая. Многие вполне объясняются и даже пристойно говорят по-английски. Исходя из французского с итальянским часть надписей вполне читается, а вот из устной шипящей речи не больно внятной, издали похожей на русскую по проглатыванью, совсем почти не удаётся вычленить знакомое.

Океан всё время чувствуется, вроде бы ворочается под боком. А когда вечером откуда-нибудь возвращаешься в город на машине по длиннющему  мосту через то ли устье реки, то ли залив под названием «соломенное море», снопы света протыкают воду.

Продолжение следует
Tags: Лиссабон, Португалия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 67 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →