mbla (mbla) wrote,
mbla
mbla

В Париже в этот викенд был Ишмаэль, так что как водится, когда он приезжает, я сходила на выставку – на этот раз на импрессионистов из частных коллекций в Мармотане.

Там, среди прочего, несколько картин Моне, которых я никогда не видела.

Курчавые тополя под кудрявыми клубящимися облаками над Сеной в серебристой чешуе. Парусник отражается в подёрнутой гусиной кожей воде под жёлтым просвеченным вечерним небом. Желтоглазый паровоз светится изнутри красноватым жаром.

Кое-где, по-моему, из хулиганства устроителей, рядом с Моне повесили Сислея и Писарро с очень, вроде, похожими по сюжету и исполнению пейзажами, только рядом с Моне – Писарро и Сислей уменьшаются, тушуются...

На их пейзажи приятно очень смотреть, они радуют и рифмуются с любимым виденным, но у Моне – открывается дверь и ты заходишь внутрь. И нет для меня роднее живописи, чем за дверью его картин.

И жизнь его – аж позавидуешь – выходить утром на берег Сены, на берег моря, в сад – и день ото дня, изо дня в день – в снег, в туман, в светящийся воздух, в лето, в зиму – одно, да не одно и то же, писать.

То самое «ни дня без строчки», к которому так Васька рвался другими средствами, – суть нашей с ним жизни – когда пытаешься ухватить, оставить хоть где-то всё, что проходит мимо, касается, – схватить за хвост дикие гиацинты, глобус в шутовском венецианском колпаке на столе возле компа, серо-голубую дымку над песком в Бретани – сохранить, присвоить...

Поздний Моне, полуслепой – пруд и вокруг красные цветы, которые превращаются в ярких рыбок – и не знаешь – где верх, где низ, где берег, где вода...
 
Tags: Васька, бумканье, живопись, искусство, люди, мы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments