Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

(no subject)

Примуса не починяю, ибо не умею ничего починять. Ломать – не строить. Сидю работаю – на тополь глядю, пытаюсь ощутить, как листья растут! Если слышно как растёт трава...

Сегодня под окном газон копали – позавидовала – но не уверена, что управилось бы с лопатой. И так и не поняла, что именно делали копальщики – они почему-то только один угол полянки обихаживали, – разрыли, что-то в землю воткнули, зарыли.

Вот и это неплохая работа – землю рыть, цветы сажать, или овощи какие. Такое всё вокруг живое – аж топорщится – трава, деревья. В лесу хочется кинуться на начинающую теплеть землю. Поздней весной – Васька на пне сидел, а мы с Катей на земле рядом лежали, – что может быть прекрасней ньюфячей подушки. Подушка – под ушком, подуха – под ухом.

Когда мы с Таней вернулись из лесу, первые крупные капли шмякнулись на асфальт.

И вот всё я встаю от компа и подхожу к окну. Пахнет дождём.
Дождь – не ливень, а ленивый дождь – по листьям, в траву, на асфальт. Ну что такое связь времён? Где та верёвка с зарубками? И запах дождя, и какая-нибудь картинка, к примеру, Утрилло – домик, пригородная дорожка с травой... Сирень, пусть хоть у Кончаловского, или пусть та, что в Усть-Нарве не умещалась даже в вёдра – мокрая, последождевая сирень, и с тонкого ивового прутика как живодёр сдираешь кожу, чтоб добраться до зелёного пахучего нутра, и вечерние золотые тополя по берегу Дордони, и носятся как щенки выпущенные из грузовика в траву после зимы коровы. И лягушачий соловьиный хор.

(no subject)

«Вы полагаете, всё это будет носиться?»

Мы сегодня с Таней, выйдя из леса, пройдя мимо одуванчиков у края дорожки, решили дойти до одного из городских прудов.

И по дороге услышали препротивный звук почти бормашины, и увидели – мужиков в мощных масках, не просто вам так, в тряпичных, – в наушниках, в рыжих костюмах, – они на почтенном расстоянии друг от друга стригли газон ручными косилками! А по соседству совершеннейшие близнецы этих мужиков – сажали на другом газоне цветы!

«Я полагаю, что всё это следует шить!»

Карантинное

В очевидно привилегированном положении оказались все мы – орда – которые можем работать дома. Работы при этом получается ещё больше, чем когда на работу ходишь, – отчасти потому, что исчезли очевидные разграничения, отсеки дня – утро-кофе-поездка в транспорте – в середине дня социальное действо – ланч – вечером – с работы, глазея на бегущие деревья – белые, розовые – парящие. Ну, и объективно много работы – скажем, к преподаванию по интернету надо приспособиться, выбрать из разных позволяющих это систем, ту, что больше нравится. И вообще продумать несколько другие сценарии занятий, чем когда вживую перед классом.

И ещё, конечно, домо-садо-владельцы – привилегированный народ. Когда-то я и помыслить не могла – жить в доме – зачем? – в большом городе в квартире, и только так! – но постепенно – исподволь – Васька ухмыляется довольно – он всегда оценивал качество дома – размером сада – не качеством сада – качество он бы сам обеспечил – а только размером. Мне вот звонил один из моих преподов – вообще-то он учит в очень пристойном лицее и при нём в препА, а у нас уже лет десять немножко вдобавок – у нас есть лицейские и университетские люди, которые раз-два в неделю у нас – и по интересу – другие обстоятельства, другие студенты, – и денежки впридачу – так вот Нуреддин карантинничает в деревенском доме под Парижем, а не в городской квартире, где он обычно живёт на неделе. Жена в деревне, она там и работает в мэрии, а Нуреддин на викенды туда, и мальчишки с ним всю неделю, поскольку они в Париже учатся. В деревне 150 человек, на краю леса она, ну, и дом с садом – а занятия ведёт Нуреддин сейчас и в лицее, и у нас по сети. Он очень славный – круглый толстый, на работу ездит на велосипеде. Он из Алжира, и жувущая там его мама не умеет читать. А Нуреддин хорошо учился в школе и в выиграл стипендию в парижскую препА. Невероятно доброжелательный – ему мучительно студенту незачёт поставить, так что он оценки безобразно завышает. И с таким он мне удовольствием говорил, что ему и в лес не обязательно – сад цветёт. Я киваю Ваське – твоя взяла – на фиг-на фиг городская квартира – дом и сад! Но бодливой корове бох же не дал рох. Так что приходится в квартире и, увы, без балкона.

А лес – живёт своей лесной жизнью, и она в этом году торопится – вот уже и гиацинты синими волнами среди белых ветрениц, и листья на каштанах, и одуванчики. И позор мой – птицы, которых я не узнаю по голосам. И кто-то потрескивает – не постукивает постуком, а именно потрескивает – значит, вроде, не дятел. На пруду двое пап с двумя мальчишками – каждый со своим играет в мяч – поодаль друг от друга. Бегуны и пешеходы, и конечно, собаки, но поодаль друг от друга, не тесно – а если выскакивать сразу после кофе поутру, дык и совсем мало народу. Одинокий полуголый рыбак – два было совсем тёплых дня.

Лягушачья икра плавает в прозрачной спокойной воде.

А добраться до бесконечных бесплатных культур-мультуров – хоть опера (правда, я ведь её не люблю...), хоть музеи, – пока совершенно не получается – никакого времени не хватает – всё ж когда дома, есть только один способ прекратить работать на какое-то время – громко сказать – ша! – и заняться чем-нибудь другим.

Читаю лекции, поглядывая на сорок на тополе, – всё они гнездо обихаживают, ремонтируют после зимы, свежие прутики тащат...

(no subject)

Карантинничаем – с Бегемотом да с Альбиром, да с Таней и Гришей, да с преподами не в скайпе, а в хрени под названием teams, которую с понедельника начинаем использовать для дистанционного обучения.

Так интересно, готовясь к занятиям, заглядывать в разные дома – на картинки на стенах поглядеть, на книжки...

Да ещё с расцветающим лесом.

IMG_20200312_182957



IMG_20200312_183537



IMG_20200314_144307

Collapse )

"Отставая от времени, безудержно скачущего куда-то."

«Декабрь уже на середине и татата ходить по льду Невы в январском карантине.»

Пробормоталось через сорок лет и два года. Цветущим январём.

Борька Шифрин – сейчас он, кажется, где-то печатается, а тогда писал стихи и учился на матмехе.

Мы мельком повстречались в один из моих приездов в Ленинград лет 25 назад.

А в 72-м, когда мне было 18, а ему 22, – общались ежедневно. На нашей коммунальной кухне по ночам мы разговаривали про литературу, и письма друг другу писали в дни, когда не виделись. Скромный Борька говорил – «как Пастернак с Цветаевой» - я к счастью для нас с Васькой, стихов не писала никогда, – ни одного в жизни раза не написала ни одной строчки в рифму. А перепечатала одним пальцем на машинке – и трёхтомник Мандельштама, и много Бродского, и борькины сочинения.

Моему самолюбию, конечно, мешало, что Борька ни сном, ни духом не был в меня влюблён и вообще собирался жениться на не больно мне нравившейся девице.

Но с другой стороны, и я не была в него влюблена, так что чего уж...

Странные строчки лезут в голову под розовыми лёгкими облаками, глядя на рыжую стену и жёлтые прижавшиеся к ней орешниковые серёжки. Да-да, подъезжая к станции, вечно с меня слетает шляпа.

...

Перевязанный суровой ниткой пучок зелени - белый пахучий ломоть корня сельдерея с притороченным к нему куском морковки и несколькими чахлыми перистыми петрушинками, - у бабушки в руках.

Любимый, только бабушкин, суп «рататуй – кругом вода, а в середине хуй», как говорит Димка К. под васькино соглашательное угуканье.

Нееет, в детстве у бабушки суп был куда приличней - в середине сельдерей, если была у супа середина.

....

«....
Я не тревожился этими белыми ягнячьими днями
О том, что время, ухватившись за тень руки,
не дав оглядеться,
Утащит меня при встающей луне к ласточкам на чердак,
И что однажды, скача в постель,
я услышу, как оно удаляется вместе с полями
И проснусь – а ферма навек улетела с земли:
и нет больше детства,
Когда я был мал и свободен
у времени в милостивых руках,
Когда оно берегло меня – зелёным и смертным,
И пел я, как море поёт, в легчайших его кандалах.»


Дилан Томас в васькином исполнении...

To whom it may concern

Приозерский ураган дошёл до 69-го километра.

У mrka всё в порядке, звери и люди здоровы и благополучны. Дом нисколько не пострадал. Нет электричества, нет связи, вокруг повалило лес - в остальном всё полный OK.

(no subject)

Помните, те, кто застал -

Быть здоровым, бодрым, сильным
Хочет каждый человек,
И ему поможет в этом
Рыба серебристый хек.


И картинка - Нептун с трезубцем.

В гастрономах такое висело. А в поликлиниках - "курящая женщина кончает раком". Во времена, когда от слова "кончать" девицы тупили глазки, и работу никак нельзя было кончать, а только заканчивать.

Тут привет от тех наивных времён.

(no subject)

Под мелким дождём понимаешь, что зима кончится, что она уже отпускает, как головная боль - когда, вроде бы, уже не бьётся где-то в черепе, не сжимает железным обручем, но ещё страшно повернуть голову, боишься резких движений, не вполне веришь, что можно вздохнуть.

Какой-то иной звонкий даже звенящий птичий протяжный голос в саду, где голые деревья, но мимо автобусного окна промелькнула цветущая хило и мелко вишня. И смотришь с изумлением на голую яблоню возле бетонного дома, которая кидалась красно-зелёными не очень вкусными яблоками - вчера в сентябре.

И клянёшься, что ещё чуть-чуть - и будешь гулять с Катей в лесу по вечерам - каждый вечер без пропуска - и запахнет мокрой землёй - и не пропустишь ни минуты из этого грядущего праздника.