Category: игры

Category was added automatically. Read all entries about "игры".

Праздное любопытство

Позавчера ко мне приблудился тролль на зарплате. Сначала под ником vostock14 с колорадской ленточкой, потом когда я его забанила, он возник под ником dydykh45 всё с той же ленточкой. От меня он зашёл ещё к Olitvac и там тоже нагадил.

Оставленные комменты представляли собой бессвязный поток бредового сознания, но во всех повторялись ключевые слова: «Русская весна».

Юлька сказала мне, что они вероятно отчитываются перед работодателями и должны для отчёта представить комменты с некоторым набором слов. Работают, вероятно сдельно. Объяснение показалось мне очень правдоподобным.

А вчера в два журнала, в которых я комментировала (в одном случае пост имел отношение к политике, а во втором совсем никакого), vostock14, он же dydykh45 отправил мне совершенно идентичный коммент. Текст был короче позавчерашенего потока сознания – просто слюноотделение буйнопомешанного – и без ключевых слов.

Вопросов у меня несколько – если нет ключевых слов, какие они представляют доказательства работодателю о проделанной работе? Как они отлавливают посты, где надо оставить коммент? В моём случае, если идёт поиск по ключевым словам, то, конечно, их мог привлечь тэг «политика», ну, или слово «вошь»? И наконец, за что и зачем им платят деньги? Вроде, как в унитаз денежки спускают.

(no subject)

Через залитую солнцем травяную поляну посреди почти опустевшего кампуса шла ворона – чёрная крепкая упрямая птица. А я смотрела на неё сверху, из окна третьего этажа.

Под клювом вороны ползла её тень.

Ворона зашла под дерево, тень растворилась в траве.

На какую-то ничтожную минуту я подумала об этой птице – выделила её из безымянности.

Одинокая ворона, нарисованная на летнем дне.

А за вороной развилка.

Направо пойдёшь – побренчишь в жестяной коробке щасливых кадров – выловишь оттуда совсем другую ворону... Мы шли с Васькой и юной Катей летним вечером, поднимались вверх по широченной нашей поляне, окаймлённой липами, – вечер, может быть, пятницы, весенний, или раннего лета, и вдруг наткнулись на ворону, ужинавшую на совсем открытом месте длинным вкусным багетом. Она увидела нас – посмотрела недобрым взглядом, подумала и, отломив от багета половину, улетела под липы. Там аккуратно положила добычу на землю и вернулась за остатком. Так что врут Лафонтен с дедушкой Крыловым, фиг бы ворона с сыром так просто рассталась. Летний вечер, небыстрое теченье, тёплая ленивая вода. Я совсем не помню дат, а сейчас почему-то хочется всякое событие пришпилить к бумаге, дать ему номер в личной картотеке – день – месяц – год. Эта ворона, наверно, была уже в жж-ные времена, мне за ней чудится разговор с Гали-Даной и с Наташей Хаткиной. Но поиск в жж по ключевым словам отсутствует – ищи ветра в поле.
Налево пойдёшь – пожилые армяне играют в домино. Это год назад. Июль. Почти жарко. Я вывела Ваську погулять – мы сидим на скамейке под уже давно отцветшими сакурами. Катя сначала внюхивается в воздух, тянет за поводок, я отхожу с ней к соседнему газону, мы его обходим и возвращаемся к Ваське. Катя лежит на асфальте-думает о чём-то, а мы в оцепенелой тишине слушаем стук костяшек – пожилые армяне из соседнего дома играют в домино за уличным щелястым столиком.

«Летом лето нам кажется вечным –
и зима научилась казаться...
Бесконечной в конечных пространствах –
дневном и ночном.
Эта сцена не удивляет
несменяемостью декораций...
Ведь не шашки стучат, или там, домино –
А простой – метроном!...»

.......................................................................................

Как Васька гордился, когда Колька ему сообщил, что видел его в Сикстинской капелле – он там грешников в ад веслом загонял.
Но я боюсь, Харон – вроде тех мужиков, стучавших в домино в летний день. Простой мужик с прилипшим к нижней губе окурком, в сдвинутой набекрень кепке, и никого он не заталкивает в ад веслом – «перевозчик-водогрёбщик» - вода с вёсел, река Нарова в Усть-Нарве, и плывём мы за грибами на ту сторону реки – на запретную – и не зря, как потом выяснилось, – одна родительская приятельница там заблудилась и выперла прямо на ракеты. Мальчишки, их охранявшие, испугались больше неё...

Направо-налево... Прямо, как известно, об камень ёбнешься в разреженном воздухе послежизни.

Лучше виражом – к вороне – у Circo Massimo в Риме – среди зелёной травы. Я её фотографировала, чтоб отметиться – парижские вороны – чёрные, русские и итальянские носят серые жилеты. Солнце пятнами на асфальте, прохладные церкви, прохладные бары, где у стойки я – капучино, Васька – экспрессо. 2006-ой год...
Упорно и радостно цветут ноготки по дороге в бассейн. Весь год, через зиму и мрак.

«А сквозь снег уцелевший
На свет – ноготки тёмно-рыжего цвета...»


Огромные нивянки качаются в высоченной траве и плывут облака, облака, когда переворачиваешься в воде на спину, и плывёт медовый запах, и черешенки на черешнях – сверкают разноцветными ещё боками...
 

(no subject)

Я купилась на игру, которую я бы озаглавила "давайте говорить друг другу комплименты". Доброе слово, как известно, и кошке приятно. А в преддверье зимы хочется поиграть во что-нибудь приятное.

Вот правила в изложении levchin : отмечаетесь, и я называю 3 вещи, которые, по-моему, Вы умеете хорошо. В ответном посте нужно прокомментировать это мнение или опровергнуть его, а также от себя написать о трёх вещах, которые вы НЕ умеете.

Вот что levchin мне сказал :

1. говорить мало, но так, что хочется услышать больше.
2. переводить, не делая из этого подвига.
3. любить природу без всяких руссоистских слащавостей.

Собственно, всё это можно просуммировать примерно так: не знаю, охота ли Вам ходить в метафорическую разведку – но с Вами туда пойти можно, не задумываясь.

Комментирую:

1. Вообще-то я весьма болтлива, как знают все, с кем я общалась вживую. Когда пишу или читаю, очень боюсь сентиментальности, словесной банальности и разжёвывания. Причём, третье для меня самое неприятное, сентиментальность ещё куда ни шло. Может, в результате этих страхов и получается так, что за кадром что-то есть. Если в самом деле так, очень рада.

2. Ээээ нет, сама я перевела только два эссе Сильвии Плат. Я - автор подстрочников с отсебятиной. Вот так бы сказала. Я очень люблю обсуждать и толковать тексты. Переводит tarzanissimo, которому обсуждение-толкование даёт толчок, причём иногда он уходит достаточно далеко от подстрочника с толкованием, с которого мы с ним начинаем - он за компом, я с книжкой в кресле. Читаю вслух несколько раз, потом с запинками, эканьем-беканьем-меканьем чего-то говорю, tarzanissimo включается, соглашается или нет, обычно печатает уже слегка переработанное - первый подстрочник - это уже первая обработка. Так что нет, не переводчик я. Обсуждатель-толкователь-редактор, считаю, что очень приличный.

3. Ну что тут скажешь. Чистая правда, люблю до счастья, из самых сильных. И в живописи предпочитаю пейзажи. И вообще для меня главное - видеть, и рукотворное - главное то, которое как-то уравнивается с нерукотворным. Рим, например. Но тут рискую впасть в ту самую банальную сентиментальность.

Ну, а про последнее - без номера - что тут скажешь, кроме того, что я очень тронута...

Ну, теперь про неумение - их настолько больше трёх, что непонятно, как и выбрать.

Важное неумение 1: не умею не впадать в панику, не умею не волноваться по пустякам. Панику по самым важным вещам умею как-то не выпустить наружу, чтоб не мешала делать что нужно. Панику по не очень важным и средне важным вещам не обуздываю, не прикладываю усилий, соответственно, довожу окружающих, раздражаюсь...

Важное неумение 2: не умею писать ни стихов, ни романов, ни картин, и это гложет. Что науками не занимаюсь и не умею, не гложет, принимаю

Неважное неумение: вообще не умею убирать. Совсем. Уборка квартиры - ненавистна и невозможна. Ещё что-то помыть куда ни шло, но шкаф разобрать, или книги - о ужасссссс


Неумения, которые необходимо превратить в умения - не умею водить машину, хоть и имею права французские в бумажнике и американские утерянные, и те и другие получены честно. И вот уроки беру опять... И устриц открывать не умею, а надо бы научиться.

Не умею воспитывать собак, но с ньюфом это не очень важно.

Не умею выбирать и не умею принимать решений - лучше б как-то само, за меня...

...

Ну что - кому честных комплиментов?

Вопросы от lena_shagina

1. Если заново выбирать профессию, то ты бы на кого пошла учиться?
2. В какой стране ты бы хотела родиться?
3. Ты хотела бы иметь свой сад?
4. Есть вещи, которые ты можешь сказать по-французски и не можешь -- по-русски?
5. Какую картину повесила бы дома, если бы не было финансовых ограничений?


1. А вот ведь не знаю. Больше всего я люблю, ну, не водить ручкой по бумаге, а стучать по клавишам и возиться со зверями. Идти учиться на какую-нибудь компаративистику? Один вариант. Идти учиться на этолога? Где готовят Дареллов и Лоренцев? Работать в горилльем детском саду, где подготавливают к дикой жизни гориллят, оказавшихся у людей? Или как моя любимая Джой Адамсон? Боюсь, что выучиться на любимого Херриота не вышло бы, больно много нелюбимой фигни типа химии надо учить. Да и руки из жопы растут. Ну, и с третьей стороны, всякой окололитературной хренью можно заниматься и не имея специального образования, а теоретическая информатика ум в порядок таки приводит. Так что ж, выучиться информатике и заниматься всяким прочим в свободное время? Получится, как у меня сейчас. Или всё-таки на этолога, со зверями работать и книжки об этом писать?

2. Любимая страна - однозначно Италия, самый значимый для меня город - Рим. Но вот представить себе, что я не имею к русской культуре никакого отношения, просто не могу. И совершенно не уверена, что хотела бы родиться итальянкой. Что ж, как сейчас, родиться в России и эмигрировать в молодости?

3. Да-да-да. И мне кажется, что не ленилась бы, и землю бы копала, и сажала, и завела бы и цветы, и помидоры, и редиску, и клубнику, и черешню, и травки. А ещё тогда можно было бы подумать о свинке и, может быть даже об ослике.

4. Сложно. Вставлять французские и английские слова мне естественно в разговоре я людьми, знающими языки, при этом совершенно автоматически не вставляю, когда говорю с незнающими. Непереводимых стихов знаю довольно много. Но вот ощущения, что есть ситуации, когда французский обладает способами выражения, которых мне не хватает по русски, а не просто отдельными отсутствующими словами, у меня, пожалуй, нет. А вот безусловно есть вещи, которые мне намного естественней сказать по-английски, чем по-русски. Впрочем, объективности тут нет - я в целом не люблю французской литературы, для меня Франция визуальная, а не словесная.

5. Первая реакция была - Шагал с огромной коровой с нежным носом, а внутри коровы тётенька сидит, и крыша, и месяц. Потом я подумала, что если уж денег немеряно, так я ещё и матиссовский танец прикуплю, и модильянивскую лежущую голую женщину, и весну Ботичелли, и ван-гоговского сеятеля, и купанье красного коня, и что-нибудь Михнова - огонь или лёд. Ну, а по сентиментальности неприличной кончаловскую сирень и юоновскую весну, чтоб вспоминать, как в мае ехали на дачу.

Смешная игра, в которую мы уже играли пару лет назад, но почему б не поиграть ещё.

Вопросы crivelli

1.Первый вопрос - общий для всех: твоё самое раннее воспоминание
2. Хотелось ли тебе когда-нибудь быть мальчиком (мужчиной)?
3. От чего ты больше всего устаёшь?
4. В каком возрасте тебе перестало казаться, что год назад ты была глупее себя нынешней?
5. Если бы ты могла возродить любое из вымерших животных, кого бы ты выбрала?

Мои ответы

1. Нечётко. Лето на даче под Лугой, мне 3 года и несколько месяцев. Корова, тёплый нос, мы молоко у неё покупали. Собака колли. Бабушка со мной на руках свалилась в погреб, и мне зашивали губу, помню – клюквенный морс после этого. В сентябре в Пицунде – отчётливо помню, как ночью (в темноте) взбираемся на гору, как-то это связано с тем, что ждём уплывшего папу. И ещё – очень отчётливо – как я отнимаю рыжий резиновый надувной старинный круг у mr_blium. Он добрый, отдаёт.


2. Не просто хотелось, бесилась из-за того, что девочка, ненавидела своё девчонство, воспринимала его как недостаток, даже как позор. Последнюю истерику по этому поводу устроила родителям лет в 17 с хвостиком.

3. От ожидания, - от даже маленькой очереди, от самолёта, от поезда, от машины (в машине смесь усталости со страхом), от автобуса почему-то только в конце дня, по утрам читаю с наслаждением. Хотела бы иметь возможность всюду ходить пешком.


4. А чёрт его знает. Время для меня сменяется рывками. Вот последние 16 лет живу в одном и том же времени. Но и предыдущий участок сколько-то лет занял. Наверно, в нём я была глупей. Думала меньше, это точно. Тогда верный ответ – лет 15 назад?

5. Я их плохо знаю. Особой симпатии к динозаврам не испытываю, хотя меня и звал один знакомый одно лето птериком (птеродактилем) за то, что я его звала верблюдом из-за шерсти на спине. А вот что нет драконов – это несомненно обидно. Ну, а вымерших млекопитающих всех бы хотелось возродить.


Кто хочет, чтоб я его о чём-нибудь спросила, – скажите.

Генна Сосонко. «Мои показания»

Международный гроссмейстер, уехал в начале семидесятых, ему было тогда около тридцати, живёт в Голландии, капитан голландской шахматной команды.

Из самых мне интересных воспоминаний.

Это при том, что в шахматах я не понимаю ничего, пожалуй, и как кто ходит, знаю без полной уверенности.

Я в любых мемуарах ловлю – цвет трамваев, какая была погода, лужи, дачные поезда...

Когда нет границы между воспоминаниями и просто книгой. Какая мне разница, что «До свидания, мальчики» – художественный текст, имеющий право на выдумку – это ведь память, а что же ещё?

Выдумка-правда – какая по сути разница, кто что сказал – если пахнет сиренью и пылью, и дождь, и тоска о том, что было-было-было – и вот за минуту прошло.

По сюжету Сосонко – о людях и о шахматах, о людях в шахматах.

О времени. Наверно, не очень важно, какой именно срез людей берёшь, через любой – в хороших воспоминаниях герой – время.

Книга о шахматах 20-го века. То есть о людях 20-века. Большая часть новелл о людях, проживавших в 20-ом веке на всей земли одной шестой. А значит, ещё и о взаимоотношениях с властью.

Но есть и другие, из остальных пяти частей – и общее у всех героев этой книги – выбранный вид интеллектуальной активности, способ существования.

Если человек пишет о шахматистах, об учёных, о художниках, о писателях – в чём будет разница между выбором такого рода слоя и книгой о встреченных людях с разного рода занятиями – в степени поглощённости героев, в том, насколько человек определяется тем, что он делает, насколько неотрывен он от деятельности. Неотрывен, конечно, может быть кто угодно – шахматист, учёный, спортсмен, эсперантист, писатель, учитель, ветеринар. Наверно, разница просто в том, что есть роды деятельности, где в принципе можно работать 8 часов, а потом забывать и заниматься другим, а есть те, в которые обязательно – с головой.

Шахматы – хороший пример. Игра в бисер, интеллектуальная активность без практического выхода, чистое искусство.

Collapse )

Всё идёт своим чередом

Совсем серый день, и похолодало, и в прогнозе погоды на ближайшие три дня, который тихо сидит у меня в уголке на компьютере, нарисовано облако, из которого хлещет дождь, и обещано шесть градусов вместо вчерашних шестнадтцати.

Но процесс пошёл, господа присяжные заседатели, на тротуаре топчутся вишнёвые лепестки, форзиция имеет слегка увядший вид, и третья очередь розоцветных вот-вот распустится. На одном торопливом клёне листья в ладонь.

Ветреницы ещё не ковром, но зато у тех, что расцвели, лиловый отлив, как у французской репки под названием navet.

Пока мы собирали на поляне щавель, из лесу вышел клошар - в драной куртке, попахивающий немытостью и нестиранностью, с таким особым клошарским слегка отрешённым выражением лица, приласкал всегда готовую Катю, потом встал у нас за спиной и осведомился, что это мы собираем. Постоял-поглядел, пожелал приятного дня и отправился дальше.

Вот ведь - до недавних пор клошары были совершенно городскими существами, как и парижские гамены, ещё со времён "Отверженных", - цветы мостовых, а этот вот по лесу гулял - именно гулял - без имущества.

Может, тоже будет теперь щавель собирать.

Когда-то в итальянских Альпах мы с Джейком сидели на небольшом пригорке и по сторонам глядели, а под горой бабушка, скрюченная, с клюкой, вылитая колдунья, собирала какую-то волшебную траву для зелья бесовского. Я её окликнула - что собираете, бабушка, - а она в ответ - insalata.

В пруду утятами плавают распушённые серёжки, на поляне расцвёл жизнерадостный нарцисс, а часы без стрелок из "Земляничной поляны" - не экзистенциальный ужас, а надежда на душевный покой.



Collapse )

Сюрреализм

Зашли сегодня пообедать в маленькую турецкую забегаловку – шумную, тесную. В ней завтракают строители, шофёры, наши студенты, а вот бабушки с собачками чаще встречаются в brasserie напротив.

Вдруг в общем гаме слышу я русскую речь с сильным восточным акцентом – «ПАнимаиш». Тут же в ответ голос по-русски без всякого акцента.

Поворачиваюсь украдкой – за соседним столиком двое совсем молодых ребят, лет по 20, не больше, по виду рабочие – один белобрысый без акцента, второй, возможно, азербайджанец.

Я в гаме совсем не всё слышу – и вдруг отчётливо так – белобрысый – «И всё-таки самые плохие люди – армяне, хитрые такие», «азербайджанец» интенсивно кивает головой.

Дальше опять не слышу. Встают, платят у стойки талончиками на завтраки, которые выдают на предприятиях сотрудникам. Так что «законные», не по-чёрному работают.

В дождливый февральский день в турецкой забегаловке в ближнем парижском пригороде русский и предположительно азербайджанец ругают армян...