?

Log in

No account? Create an account
Из колодца
летопись
mbla — музыка — LiveJournal 
12th-Aug-2019 11:56 pm(no subject)
***
Le Gaou

Там где нет суеты городской,
Там где лес, там где берег морской,
Где кустов и цветов кутерьма,
Где шумит, незнакомый с тоской,
Сад, взбегая по склону холма ––
Нет помехи для глаз и ума!

Перечитывать книги, года...
Перечитывать лес и людей...
Но из многого – что навсегда
Остаётся картиной твоей,
Той, не гаснущей ночью ли, днём,
Нависающей над бытиём,
Непохожих связав наугад,–
Только сад, только сад, только сад.

Что в тетрадку ты не записал,
Испарится, как в луже вода?
Ну, нашёл – и плечами пожал:–
Разве я написал? Но когда?
Никого не согрело пока
То, что сделал полвека назад.
Как бы суть ни была велика,
Всё, что создали мысль и рука –
Только сад, только сад, только сад!

Музыканты меняют места...
И привычно им, и не впервой–
Перечитывать ноты с листа,
Человечков, что вниз головой
На пяти на ступеньках торчат...
А вот музыка в них ли?.. Постой,
Зазвенит небывалой струной –
Только сад, только сад, только сад...

Этот мир отделён не стеклом,
В нём живут, а не просто глядят.
Что останется в мире кривом?
Не открытье, не книга, не дом,–
Только сад, только сад, только сад...

1 ноября 2012



DSC04278



DSC04284

Read more...Collapse )
10th-Jul-2019 04:56 pm(no subject)
Рабинович, вы любите тёплую водку и потных женщин? Нет? Так пойдёте в отпуск в январе.

От папы это слышала.

Вот лето – жаркое с выгоревшей травой, холодное со сплошными дождями – леееееето. Его б лётом назвать – ведь летит-пролетает.

Отцвели липы, цветут лесные каштаны.

И одновременно висит оно вечностью, будто в огромном качаешься летнем прозрачном шаре, и не может быть зимы, и не облетят деревья.

Самый общий праздник наших средних широт – лето с фейерверками по поводу и без всякого повода, с пикниками у пруда даже по будним вечерам, и рядом за столиками кафе, возле которого мы с Васькой в прошлом веке нашли подростка – кошку по имени Кошка, сидит народ – ужинает, вино-пиво-сидр попивает.

И медовый свет в девять вечера стелется по лесной дорожке, пятнает совсем у земли каштанные стволы, прошивает траву. И сладко-горьким всхлипом пахнет жимолость!

И вопреки всем страхам – в утешение и в радость – стоит по колено в воде огромная серая цапля-красавица, и вдруг взлетает – не торопясь, и летит небыстро, красуясь на закате, чтоб сесть на другой стороне пруда. Не какая-нибудь лысуха – двое друг за дружкой (не догоню, так согреюсь?) стремительно – вжик на воду, и одна нырнула (дама убегает от насильника, или наоборот с ужасом думает: не слишком ли быстро я бегу?). Мандаринка-красавица не обращает на них никакого внимания – изогнула шею, и плывёт себе. А крошечный чёрный другой лысухи щенок отбился от своих, – вот заметил их, бросился догонять маму, при которой ещё трое.

И закатный свет ложится на тёмную прудовую воду, которая вечером пахнет настоящим лесным озером...

***
Летом лето нам кажется вечным –
и зима научилась казаться
бесконечной в конечных пространствах –
дневном и ночном.
Эта сцена не удивляет
несменяемостью декораций...
Ведь не шашки стучат, или там, домино –
А простой – метроном!

Люди поздно взрослеют,
Бывает, что только под сорок...
Даже те, кто играючи распоряжался судьбой –
Потому ведь у нас и сегодня
ещё продолжается ссора...
Не с каким-нибудь воображаемым кем-то –
А просто с собой...

Всё равно, как ни ссорься,– сменяются шапки и лица:
Неизменность и скука – синонимы – разницы нет!
Тут пример очень средненьких Средних Веков
в самый раз пригодится:
Неподвижность царила, пожалуй, с полтысячи лет!

Так в серьёзностях веры Европа аж смех потеряла!
К счастью Средних (и наших!) веков,
Его Данте под лавкой нашёл,
Отряхнул от молчальников (или от пыли сначала?)
И отправил в «Инферно» – точнее на письменный стол!
А потом и Рабле подоспел...
.....................................................................................
Летом лето нам кажется вечным...
И зима не умеет кончаться...
Даже в марте боимся, что вдруг не оттает окно,
А ведь хочется что-то стряхнуть
и меняться, меняться...
Но мешает всему – метроном –
Всё равно он стучит: « всё равно, всё равно...»,

А и вправду ему всё равно...

2 августа 2012
Мы гуляли там перед ночью накануне Ивана Купалы.

На обратном пути не то, чтоб заблудились - не перешли речку вовремя, дошли вдоль неё до дороги, на которой собирался народ праздновать - приготовили сучья, ветки, хрен знает что, чтоб разжечь огромный костёр, играл деревенский оркестр, дорогу перегородили, люди собрались, пили пиво, пили сидр, какие-то молодые ребята, какие-то старушкИ и старушки, все с улыбками в поллица.

Мы перешли речку, но вместо того, чтоб идти по тропе, решили скосить к машине через ланды - отчасти сухие, отчасти болотистые со следами цапель, врезанными в глину. Взобрались на холм и за ним спустились на тропу к машине.

Потом мы с Машкой выкупались - там, где был пляж, необъятный, плескалось море, мы попали в какое-то совсем другое место. Узенькая полоска песка, плоская галька, осока - нас там утром не было! Подменили море.

Какие-то ребята мыли в море посуду, как мы сто лет назад в карельских озёрах. Музыка от дороги до нас не докатывалась. Тишь. Гладь...

На некоторых фотках - загадка - ищи цаплю.

DSC03654



DSC03657



DSC03668

Read more...Collapse )
28th-Apr-2019 11:15 pm - Вторая прогулка
Через Корсику проходит одно из самых знаменитых randonnée : GR20.По середине острова через горы. Говорят, очень тяжёлое – с большими перепадами высот.

А есть ещё второе тоже довольно знаменитое randonnée : mare e monti. Поглядев на карту, я увидела, что оно проходит и через нашу стольную деревню Coti Chiavari и идёт в сторону деревни Pietrosella – бредёт себе краем леса и без больших перепадов высот.

Мы решили пройтись там просто взад вперёд – описанные в разнообразных книжечках маршруты почти всегда круговые, авторы заботятся о том, чтоб не возвращаться по собственным следам. Но ни у кого из нас нету аллергии на тот же путь обратно, что туда, только в другую сторону. А вот у собаки Нюши была – очень не любила она возвращаться.

В Cori-Chiavari из культурных растений цветёт сирень, одинокая сакура и несколько яблонь – ну, а дальше лес, поляны, заросшие, как водится асфоделями. Тьма дикой лаванды, а ещё уйма цветов с жутким названием ладанник – они очень похожи на шиповник, но без колючек и вообще не на кустах, а травянистые. Ну, и в лесу полно цикламенов.

В деревне расклеены афиши на заборах и столбах – на картинке à capella поют корсиканские мужики в чёрных одеждах. Корсиканская полифония сродни грузинской, но, может быть, более однообразная.

Когда мы тольуо приехали, всюду висели афиши – о том, что в Коти-Кьявари в церкви в пятницу будет концерт корсиканской полифонии. А когда мы отправились по randonnée, то обнаружили рядом с первой афишей вторую – совсем другой хор и в другой день будет петь в той же церкви, а после концерта – приглашают пропустить дружественный стаканчик.

Потом в Аяччо мы видели афишу какого-то третьего хора – в общем, похоже, что чуть не в каждой деревне хор свой, и они всё время выступают...

DSC00347



DSC00350

Read more...Collapse )
Пятеро мужиков в красных рождественских колпаках с белыми помпонами. Пиратского вида один – с лихими глазами и серьгой в ухе – впереди – с гигантской медной трубой – за ним барабанщик, потом трубачи с трубами поменьше. Не то чтоб они играли хорошо, но это была живая чуть надтреснутая музыка, – между рыночных прилавков с горами мандаринов с блестящими листьями, с холмами бледно-зелёного матового винограда, прилавков, где длинные красные перцы тёрлись боками о тёмно-зелёные кабачки, и прилавков, заваленных блестящими рыбами-бедолагами, – лучше не глядеть в рыбьи равнодушные глаза.

Музыке радовались покупатели, радовались замерзающие продавцы, – они дули на красные руки и время от времени, отрываясь от собственной торговли, шли угоститься мятным чаем из кипятильника к соседям-марокканцам, торгующим оливками и травами – кинзой с укропом, базиликом, мятой. Люди расступались, чтоб пропустить оркестрантов, марширующих между рядами. Эта хрипловатая музыка и цветные горы фруктов и овощей, и новогодние гирлянды, помогали стерпеться с серым клочковатым небом, с влажным холодом, – переживём,  – промаршируем через зиму, и помогут нам медные трубы, да и весна не за горами!

***
А потом мы с Таней и с Бегемотом отправились в хлюпающий мокрый лес. И вдруг под большим каштаном, который одним из первых распускается весной, я увидела на земле жёлтый с зелёным шарик на зелёной ленточке. На шарике была изображена стилизованная бегемочья морда и написано Hippopotamus – шарик из ресторана «Гиппопотам» неподалёку.

Я подняла его и понесла, пару раз слегка хлопнув им Таню по чёрному мокрому носу. Бегемот сказал, что небось весь гелий из шарика вытек, – обычно ведь ресторанные и прочие увеселительные шарики надуты гелием и готовы к полёту.

Мне было не очень понятно, как из него вышел гелий и заменился кислородом, но я не стала уточнять, – чтоб не вызвать на себя бегемочьего возмущения моими отрицательными познаниями в физике.

Ну, шли мы и шли, шарик я за ленточку несла, особого внимания на него не обращая. И вдруг я увидела – нитка-то натянуась, и шарик на её конце рвётся в небеса.

Вот это да – воскликнули мы,– я поколебалась минуту – и отпустила шарик на волю – он стал подниматься – сначала не совсем уверенно, ткнулся в ветку поднебесного каштана, отскочил, повернулся, ткнулся в другую ветку, – и вот выпутался из каштана, взмыл вверх и исчез в облаках. Радостный вольный шарик!
По-моему, чудесно. Получилось так, как и должно быть в адекватном переводе - новая жизнь на другом языке. Другая жизнь. А тут не только перевод, ещё ведь исполнение - перекличка.

Я очень рада за Окуджаву.

По предложению Витковского Васька в начале двухтысячных перевёл десятка полтора стихов Брет Гарта. У нас с Васькой это был такой отдых – напрягаешься, мычишь от натуги, пытаешься связную речь вытащить из Дилана Томаса, – из обрывков, клочков, ассоциаций. А потом берёшь Брет Гарта – читаешь, разбираешь, слегка посмеиваешься – отдыхаешь.

Есть у Брет Гарта длиннющий стих – «Ньюпортский романс». Такой сентиментально-красивый с запахом резеды.

Мы с удовольствием с ним играли. А Ваську ещё и резеда всегда привлекала – то ли цветком, то ли словом.
Read more...Collapse )
23rd-Jul-2015 11:25 am(no subject)
Утренний просторный лес куда-то топает, плещет солнечными лужами, – а я в автобусе с ним наперегонки – вот повернули – дальше нам не по дороге.

Когда Мариша Жесткова рассказывала про то, что её почти столетний отец Владимир Иваныч отлично помнит переправу через Дон в восемнадцатом году, а что ел на завтрак, забывает, она посмеивалась. А что ж странного? Вот если б забыл он переправу через Дон, тогда б был не он, а некто, «потерявший конечность, подругу, душу».

Читая воспоминания Голомштока, я наткнулась на рассказ про его дружбу с Андреем Волконским. Ансамбль «Мадригал», старинная музыка, тогда в семидесятые вошедшая в моду, – наверно, своего рода эскапизм. Кажется, только уже уехав из Союза, я узнала, что на самом деле Волконский – композитор-модернист, которого по причине модернизма не исполняли  в Советском Союзе.

Он уехал, жил в Швейцарии, – и вот в Париже на каникулах из Америки – легко сосчитать, что в 81–ом году, – вдруг его концерт в церкви  Сен–Мерри возле Бобура рядом с разноцветным с развесёлой крутящейся шляпой фонтаном Стравинского.

До концерта я целый день болталась по городу в компании приехавшего из Бремена, где  он в архивах летом сидел, Юрки Фельштинского. И у меня развалилась одна сандалия – прямо на ноге, – наверно, летний тёплый асфальт оказался ей не по нраву, – и шла я слушать Волконского – одной ногой в сандалии, а другой босиком.

Полоскался, дышал город, который в восьмидесятом весной я узнала – после всех этих экзаменационных тем во французской школе, в институте – география Парижа – как пройти от подножья Монмартра до Лувра...

Город, где в летние вечера на тротуарах не протолкнуться от выплеснувшихся из бесконечных кафе и ресторанчиков столиков, и мы, бедные полустуденты, завидовали отчаянно этой вечерней беспечности на тёплых улицах, в уходящем свете, – он мешался с электрическим, и огоньки свеч подрагивали на столиках.

И все были живы–здоровы, строили планы...

Сидели мы десять дней назад с Машкой на площади Контрэскарп – в сотый раз – в первом ряду любимого кафе, где лучшее белое пиво с лимоном, и глядели на народ  – по вечерам там разбирают малых детей из неподалёку детского сада и яслей – папы–мамы–дедушки–бабушки–коляски– вприпрыжку дети.

Мы с ними незнакомы, и значит, это те же дети, те же коляски, те же бабушки, что десять лет назад и двадцать – для незнакомых не идёт время...

Да и мы в волшебных зеркалах себя видим, и только старые фотографии листая, листая, листа...
1st-May-2015 11:33 am(no subject)
Давно-давно хотела отыскать эту одинокую гармонь, которую один раз слышала.

Но не помнила совсем французских слов, поэтому не находила.

А тут, можно сказать, подарок от Вовки

13th-Jul-2014 05:10 pm(no subject)
Черешня уродилась, уродилась черешня. И июльские бурные дожди ей нипочём. Идёшь по городу, и она кидается россыпью в руки со всех прилавков. И не удержаться - чёрная, красная, жёлтая черешня...

И в рифму к ней, завершающим аккордом - деревянная скамейка на остановке - заросла, проросла в щели крапивой, ежевикой, буйной зеленью...

Сядешь - ухватят за бока - и поминай, как звали, - к русалкам на ветвях и кикиморам, подмигивающим с озёрного дна - дующим на воду в облаках
This page was loaded Nov 13th 2019, 9:36 am GMT.