?

Log in

No account? Create an account
Из колодца
летопись
mbla — технологии — LiveJournal 
2nd-Mar-2010 03:32 pm(no subject)
Во Франции аттестаты зрелости разных типов. Самый лучший, открывающий любые ворота, - научный. Есть технологический, экономический, литературный (увы, показывающий не интерес к литературе, а полное отсутствие способностей к математике).

В инженерную школу обычно поступают с научным аттестатом, с технологическим тоже принимают, но первокурсники с ним заведомо слабей...

Мы ставим эксперимент - объявили приём в отдельную группу ребят с экономическим аттестатом, в ту же группу засунем тех, у кого технологический, увеличим в ней до безбожности число часов по физике и математике, два года не будем смешивать эту группу с другими и посмотрим, что получится.

Отчасти идея в том, что специализация в лицее для многих слишком ранняя, и что в принципе не заведомые дураки, которым по каким-то причинам не повезло, могут чуть позже наверстать.

Нанимаем постоянного математика - я ему и хочу отдать эту группу - от начала до конца. Естественно, не только её. Так или иначе на прошлой неделе я повстречалась уже с четырьмя людьми, которые в разное время нам писали в поисках работы. Очень странное ощущение, когда надо взять кого-то на постоянное место. Если предлагаешь работу кому-то, кого ты уже знаешь, несравнимо проще. Собственно, тогда никаких проблем. А вот когда встречаешься с кем-то новым, всегда возникает неловкость. Если человек кажется симпатичным, хочется немедленно его порадовать - чего дальше-то искать. Собственно, с почасовкой я обычно так и поступаю - понравился человек, ему и отдаю. А тут надо внимательно, с чувством, с толком, с расстановкой. В результате я всем утешительно говорила, что уж часы-то почти точно смогу какие-то предложить.

Две девочки и два мальчика. В понедельник и среду по девочке, в четверг и в пятницу по мальчику. Обе девочки симпатичные - одна исходно из Туниса, другая из Алжира, у одной трое детей, у другой двое. Мне больше понравилась туниска с тремя детьми - она защитив пару лет назад диссертацию, не поехала постдоком со своим шефом-пражанином на год в Германию, потому как муж работает в Париже, и её шеф написал ей чудесное рекомендательное письмо с сожалениями, что она забросила науку. Я уже вполне настроилась на то, что можно б работу ей и предложить - с тем, что у нас она будет преподавать, ну, и наладит контакт со своей старой лабораторией, будет чего-то с ними делать.

И тут пришёл мальчик, который заведомо настолько лучше... Совсем молодой, заканчивает диссертацию. Математик с активным интересом к информатике, может с места в карьер преподавать и то, и другое. И наукой хочет заниматься пограничной - криптографией. К тому же параллельно с диссертацией прошёл конкурсный экзамен на преподавание в старших классах и на младших курсах - agrégation - мало того, что прошёл - прошёл 58-м, что очень здорово! И в довершение всего мы друг друга узнали - я учила его программировать на паскале - на первом курсе, когда вела семинары в университете Paris 6.

Вот теперь и думай, как девочкам отказать, что им предложить.

Выбор, понятное дело, не только от меня зависит, и вообще ещё месяц подождём, расставив липкие сети для других желающих, но ведь из этих ребят я под ясные очи моего шефа только мальчика и приведу.

Каждый раз, когда мне приходится принимать какое-нибудь решение, пусть вполне умеренной важности, я поёживаюсь от заложенной в мироустройстве случайности. Как говорит мой шеф, когда студенты канючат - le monde est injuste. Увы!
После запуска спутника в 1957-ом году американский National Research Council начал финансировать группу, которая должна была заниматься машинным переводом на английский русских научных статей - просто при помощи электронного словаря. Слово за слово!

Вот тут я отпала - я была уверена, что грамматики context free - дело давнее, что столь же давно известно, что живой язык - не context free. Но они-то даже какую-нибудь слабенькую context-free грамматику не попытались придумать. Уму непостижимо.

Представить себе, что кто-нибудь в здравом уме и твёрдой памяти начнёт переводить слово за слово...

Я, конечно, знаю, что примерно в это же время астроном Дрейк придумал, как разговаривать с марсианами. Очень просто - посылаешь им рисунок человечка и формулу Эйнштейна. При этом число сигналов должно равняться произвелению двух простых чисел.

Догадливый марсианин раскладывает число на два простых множителя, рисует сетку - и получает картинку из единичек и нулей.

За неимением марсиан Дрейк посылал сигналы коллегам...

Но по-моему, про перевод - круче!

Так вот денежки на этот проект National Research Council давал до 66-года, лет, соответственно, восемь.
This page was loaded Nov 18th 2019, 7:02 pm GMT.